Category: транспорт

new

(no subject)

Ой, божечки!!!
Угораздило включить первый канал в телевизоре. Там у Гордона какой-то типа брейн-ринг.
С оной стороны Задорнов. Я всегда к нему относилась с инстинктивной гадливостью - кроме пустого вагона (да и тот нравился нам только на безрыбье нашего детства) он ничего не написал. Но я по крайней мере думала, что он просто пошляк и бездарность. А он - как все просто - псих на всю голову!
Из таких, совершенно обыкновенных лингвистических психов: только что говорил, что русский язык отец всех языков, а иностранные языки вторичные, потому что вот на английском языке медведь будет "беар", то есть "бурый", а по русски он ведает мед, и что в слове разум есть слово "ра", которым славяне приветствовали первый луч солнца, и ничего подобного не было в других языках.
Но главное, это лицо, конечно. Он тяжело больной, у него старческий маразм в агрессивной форме.
Выскочил несчастный Живов, стал в ужасе кричать, что это бред, чушь, что Задорнов сумасшедший. Он так был возмущен, что его колотило.
Но с другой стороны барьера наступают психи, в количествах!
во главе с Никитой Джигурдой. И говорят о каких-то пра-корнях.
Их тут тыщи!!! Говорят, что интерес к славянской истории пробуждает национальное самосознание.
new

О настоящем

Общение на нужной глубине как-то рапрямляет и расправляет душу. Можно даже не помнить, о чем шла речь - остается это удивительное ощущение полнозвучия.
Это еще и работа - после нее усталость, как после трудовой смены. И все же после этого понимаешь - только занырнув на нужный уровень начинаешь терять шелуху, поверхностные слои пустеньких интересов.
Я люблю глубоководных собеседников - именно с ними потом легче всего молчишь, смеешься и говоришь ерунду, дурачишься, уверенная, что не упрешься в песчаное дно мелководья.
Говорили сегодня о том, что точки входа, через которые начинается ощущение личного масштаба человека, находятся в почти машинальных действиях. Как рука, которую спутник подает тебе, выпрыгнув из маршрутки, не вскидывается театральным жестом старомодной любезности, а автоматически, вслед за тобой, протягивается вылезающей за твоей спиной тетке. Судишь по ерунде, где человек себя не пытается контролировать. Как человек глядит на счет в ресторане. Как он смотрит на твоего ребенка, когда ты на ребенка сердишься - с симпатией и поддержкой или нет. Какими интонациями говорит по телефону со своими родными. Каким жестом снимает кошку с коленей, когда надо встать.
И те выборы, которые человек совершает в масштабах собственной судьбы, тоже, конечно, важны.
Почувствовала какую-то огромную тоску по глубине и настоящести, и она не в разговорах, а в том, каким сочетанием поступков ты можешь описать человека.
Долго живу уже в невзрослых переживаниях, мелких и интенсивных, которые стыдно глубокому человеку рассказать.Точнее, не стыдно - а просто неохота, неинтересно. Хочется, чтобы вдруг до корней волос прожгло ощущение - и где меня носило все это время, среди какой-такой провинциальной драматургии.
Но такие люди, как рыбак рыбака, замечают тебя только когда сама дорастешь до этой планки.
мрачная

(no subject)

Исчерпывание отношений всегда грустно связано для меня с исчерыванием тем для разговора. Отпадают, одна за другой, как ступени у ракеты носителя, уносящейся прочь.

Не знаю, где причины, где следствия. То ли сами по себе разговоры дымят и плохо горят без дополнительного топлива, без желания разжечь. То ли беседы затухают оттого, что должны питаться хворостом милых мелочей, которые требует неустанного внимания к собеседнику.

Или по-другому: когда меняешься и куда-то двигаешься, пейзаж меняет очертания, становится суровее, как по дороге с юга домой - из лета в осень, из осени в зиму.То ли вагон отъезжает, то ли перрон, разве разберешь? Да и есть ли разница.
new

(no subject)

- Остановите, пожалуйста, вот тут, у знака "Пэ" - говорю я водителю маршрутки.
- У какого знака?! У "Эр" что ли?
- Ну, это же латинское "Пэ"... - говорю неуверенно.
- Да вы что! Это "Эр", значит - разрешена парковака.
Я лихорадочно стала думать - как же глупо, что я все это время думала, будто на знаке латинская буква. И только спустья несколько день морок схлынул и я вдруг заново подумала: что за хуйня?! По всему миру это несчастное "Р" означает "parking" (как говорила моя знакомая в Гааге - "паркин","паркины").
Меня поразило, что ятак легко поверила убедительному тону.
new

В метро

Напротив, в вагоне метро. Сидят, оба приятные, он похож на Майкла Йорка в «Кабаре», одетые славно, на его руке новенькое обручальное кольцо, ее правая рука слишком тесно вплелась в его левую, не видно. Я наблюдаю, под собственный саундтрек, как они беззвучно переговариваются, повернувшись египетским манером – лицами, руками и ступнями друг к другу. Потом вдруг, почти случайно, встречаются губами – и тут происходит отчетливая перемена поля вокруг их лиц – кажется, губы вспомнили что-то, замерли в едва-касании, разошлись в полуулыбки снова, потом еще притронулись, и еще встретились напоследок, подтверждая друг другу: это не пустяк. Глаза посерьезневшие. Потом не слишком смущенно разворачиваются и опять переглядываются, а губы у обоих изображают стеснительный танец, гримаски доверчивой иронии, те виновато-детские выражения, которые так умиляют в любимых и любимые это знают.
Она вышла на Рижской, с сожалением выпустив руку из его рук, он долго глазами продолжал посылать ей веселую ласку впрок, на целый день до вечера, пока поезд не порвал этот луч. Когда она скрылась из виду, лицо его, как всегда таких случаях, мгновенно посуровело, он отвернулся и зевнул.

Вот что ты сейчас сделала, спрашивается, а? Ты зачем написала пост барз-оф-кейджа, попугай обезьяныч?
new

(no subject)

Дурацкая у меня привычка - приплясывать, слушая ай-под. На улице, на переходах в метро, в вагонах я в такт каррент музыке совершаю какие-то микроскопические танцы. Короткие взгляды людей подсказывают мне, что я выгляжу деревенской дурочкой. Впрочем, вчера две девицы у памятника Грибоедову стали двигаться в такт со мной, как стайка миног, поглядывали, улыбаясь - мини-флэшмоб.
А вы попробуйте не двигать попой, когда в наушниках "Танго" Бреговича.
new

(no subject)

В Скарлеттском настроении "подумаю об этом завтра" в субботу утром отправилась в свою Тэру - в Ярославской губернии. Два часа на автобусе, на перекладных до грунтовки - и несколько километров отмахать через поля. С физическим наслаждением думала о предстоящем пути - не знаю, что может быть лучше, чем долго шагать в удобной обуви. (К слову сказать, по пути глупейшим образом потеряла из сумки любимый тапок фирмы Биркенсток, который на следующий день в лесу!!! нашла - по наитию и чудом, в стороне от дороги, куда зашла, идя из Переславля, поискать грибы, их множество сейчас. Чудом, поскольку много куда заглядывала, вероятность была как отыскать иголку в стоге сена).
Шла же и голосила под Мэркьюри в ушах. Мне совсем не кажется незаконным союз природы и всякой техники - и кружиться посреди чиста поля под Show must go on тоже род острого удовольствия, как и всякие прогулки в тишине. К приборам может быть огромная нежность - за их верную службу и какое-то трогательное присоединение к нашим эмоциям. Скажем, мобильник, чутко ожидающей несомненной скорой смски, лежит в руке как притихший, готовый вздрогнуть и шевельнуться зверек - если не, прости господи, другой какой биологический объект, вызывающий гамму приятных эмоций (молчи, бесстыжая!).
Там красота и щастье, в деревне.
мрачная

Варианты

Когда я думаю о том, как часто мы ходили по соседним улицам, то представляю себе маленькие сценки: вот ты пропускаешь меня в дверь гастронома на Большой Бронной, наклонив голову с длинной челкой и отступив назад, а я смотрю перед собой и машинально застегиваю сумку, наши взгляды не пересекаются, и мы легко проходим между ними - как сквозь нити ультрафиолетовой сигнализации. Или весенним днем мы двигаемся по разным сторонам переулка - мне еще четырнадцать, ты уже студент - солнце размывает ледяные корки под ногами, я жую четвертинку черного и совсем не думаю о том, как выгляжу, а за спиной, может, виолончель болтается. Или на сачке, в вестибюле филфака, ты приходишь встречать свою девушку, и как раз в тот момент, когда она бежит к тебе по лестнице, я отворачиваюсь на чье-то приветствие.
Все это немножко волнует меня возможностью знакомства еще тогда, но никуда этот кусочек паззла на самом деле не пристраивается. Мне очевидно, что если и могла бы у нас быть история, то она осталась в прошлом. Ее можно с усилием вмонтировать куда-то в конец восьмидесятых, если представить себе, что тогда 1 сентября я села в другой автобус и не встретила будущего мужа - представить себе эту пару встреч на чьей-то съемной квартире с анонимным запахом и крошками на пластике стола, пару счастливых часов в Александровском саду, звонки из телефона-автомата, тягостное молчание в момент последнего разговора.
Главное - что все эти неслучившиеся события никак не изменили бы погоду сегодняшнего дня: такое прошлое имеет свойство превращаться в нейтральный текст, не более и не менее любопытный сегодня, чем программа телевидения двадцатилетней давности.
new

Светские хроники маленького юзера

Нынче произошла первая девиртуализация в жизни migabaj. Разумеется, присутствующим пришлось отгадывать загадку (на этот раз рисованную) - которую я, надюсь, сумею вывесить завтра для тех, кто не присутствовал при событии. К тому же невольно он стал автором недурной шутки. Главное занятие, которым его можно отвлечь - это написание иностранных слов: он настойчиво пытался выяснить, как будет по английски "блин". Pancake, равно как и bliny ему не подошли - он уверждал, что английское слово звучит как "рэч" и желал узнать спеллинг.
Я догадалась спросить, в каком контексте прозвучало загадочное слово. Миша терпеливо пояснил:
- В мультфильме про Дональда Дака он говорит: Оу, рэч! И переводят это "ой, блин"!
i_shmael был вынужден ответить на вопрос пытливого детки, как будет по-французски щелкунчик - и мы наконец-то разрешили для себя загадку нескольких недель. Правда, как будет "мойдодыр" не ответил даже гражданин кантона Ури. На английский, предположительно, этого персонажа можно перевести как "Wash-and-Go".
На обратном пути он развлекал пассажиров маршрутки требованиями к своему папе поведать ему о разных словах польского языка - и с интересом прослушал алфавит. Кажется, мы растим полиглота, пора себе признаться.