Category: психология

Профдеформация

Я не люблю отвечать на вопрос: а кем ты работаешь? Неважно, спрашивает ли меня таксист, мама одноклассника моего сына или старый знакомый, который помнит меня в другой жизни.
Вернее так: я всякий раз испытываю напряжение, когда мне задают этот вопрос.
Потому что чаще всего в ответ получаю почтительное "О!" - с той или иной степени иронии, или без иронии, с одним почтением. И дальше беседа всегда рано или поздно переключается на разговор о том, что у кого-то из знакомых есть психологические проблемы и может быть я знаю универсвальный способ их решить.
Как-то получается, что профессия психолога отводит глаза от тебя и эта часть твоей персоны гипнотизирует собеседника.
Стоит признаться, что ты консультируешь, и прежде расслабленный знакомый начинает держать спину чуть прямее - а иногда и впрямую высказывает опасение, что его сейчас диагностируют.
Некоторые наоборот считают, что психологи это такие бесконечно чуткие люди, которым непременно надо излечить все окружающее человечество от проблем.
Самое печальное, что сопротивляйся или нет - ты все равно так или иначе попадаешь в подготовленный желобок.
Оказывается очень трудно заводить новые знакомства вне тусовки таких же как ты, с каиновой печатью.

Люди! Которые не психологи! Если бы вы пришли на семинар, где собрались учиться любимому делу психотерапевты, вы бы увидели, что во время любого кофе-брейка тут и там стоят люди и молча обнимаются.

Потому что даже если ты готов посвящать своей обожаемой профессии большую часть суток,  в остальное время ты хочешь просто молчать и обниматься.
new

О счастливом неведении

В простеньком сериале  Grey's anatomy - ЕR седьмой заварки - вчера видела сцену, когда врачица-кардиолог, хирург, делает операцию, не зная, что ее муж в это время уже умер на другом столе в соседней операционной, а ассистентка ее знает об этом, да и все остальные тоже. И никто не может ей этого сказать прямо сейчас - кроме нее никто не сможет доделать операцию до конца.  И вот она, уверенная, что все прошло хорошо, шутит, пытается вовлечь в свою веселость коллег и все охвачены понятным ужасом этого положения.
И мне припомнилось, что когда приходилось переживать крушение отношений, то особенно больно всегда было вспомниать моменты, когда ты действуешь исходя из одной реальности - а на самом деле все  совсем иначе. Неважно, было ли это с самого начала твое самообольщение, шоу Трумана,  или ты не заметил, как рядом с тобой человек постепенно изменился.
Иной раз встречаю, разыскивая старый рецепт или ссылку,тот или иной обрывок многотомного чата, в котороый последующая жизнь внесла необратимые коррективы,  и вижу с тоской, что не только я про фому а он про ерему, но и что он моего фому видит и тоже немножко в ужасе от того, что ерема рано или поздно станет очевиден и мне.
А почему, собственно с тоской?
Кто сказал, что та радость и игривость, та нежность и забота, которую я чувствовала тогда - становится меньше любвью от того,  что ее объект не мог или не хотел ответить тем же?
Почему так тяжело дается разрыв между ощущением себя внутри события - и сознанием, что с другого ракурса оно выглядит иначе? Или так мучительно думать, что то, что ты считал подлинным контактом оказалось бронхиальной астмой не совсем контактом? 
Тут есть довольно сложное место. С одной стороны, в глубине души, на каком-то уровне, мы не можем не чувствовать неискренность. И горько нам прежде всего от той тревоги, которую же чувствовали - но потопили в бравурной музыке. Как будто встреча на вокзале под радостный оркестр была на самом деле проводами. Неискренность, которая всегда корнями уходит в страх, страшно разъедает душу. 
Еще эта тоска питается боязнью выглядеть нелепо. И бессознательной установкой, что ты затрачиваешь любовь и это требует компенсации, а если компенсация тебя не устроила - значит, обманули. И все это уводит в пучины первобытного стыда, когда ты оказываешься некстати со своими живыми чувствами.
Да ведь бывает что и правда обманули - самым тривиальным образом, и тогда в гневе спрашиваешь себя: где были мои глаза?
Но есть ведь и другой аспект.Когда-то я уже писала про это - но тогда я только хотела так думать, а сейчас все и вправду стало так.
Я тут прочитала у одного современного психолога в книжке, как он ответил девушке через Твиттер - " Зачем пытаться найти любовь, если можно самой БЫТЬ ЛЮБОВЬЮ". 
И меня вдруг попустило. Я увидела, что в те моменты, когда я радовалась от неведения, когда я пыталась лечить кого-то, давно больного не мной, когда я не видела предупреждающих знаков, когда я принимала все на веру - я была любовью. Мало того,  вполне реальные события показали, что когда отваживаешься принять любовь во всем ее объеме, вместе со всей ее несбыточностью и болью, тогда самолюбие как окалина отваливается, преображается жизнь, на уровне самых чудесных событий. Мне на за что себя прощать, и мне не с кого за это требовать. Быть любовью прекрасно, хотя это ничего тебе не гарантирует. Все, что можно получить от любви, содержится в мгновениях ее переживания.



new

Работа с Тенью - клиентский тренинг

Даю объявление по просьбе моего брата, Глеба Лозинского.
Могу рекомендовать этот тренинг как очень интересный опыт - Глеб рассказывал мне о методике Shadow Work, я сама мечтаю попасть и буду участвовать при первой возможности. В этот раз не участвую только потому, что у меня сертификация по процессуалке в те же дни.
 


Приглашаем Вас
 на семинар  Работа  с Тенью. Это -  безопасный, гибкий, мощный, эффективный процесс личностного развития.


Вы хотите двигаться в сторону:

  • знания Ваших действительных желаний, целей и ценностей?

  • проявления решительности и уверенности в защите и утверждении себя?

  • умения смотреть на происходящее с собой спокойным  умным взглядом?

  • контакта со своими чувствами и управления ими?


Что для этого предлагает Работа с Тенью?

Collapse )
 
new

И на обломках самолюбья напишут наши имена

Размышляю о том, что самолюбие, не имеющее никакого, кроме этимологии, отношения к понятию "любви к себе", часто служит причиной большой путаницы.
Задетое самолюбие для меня означает выявление какой-то уже существующей бреши в самоуважении. Мне всегда труднее справиться с самолюбием, когда я знаю: причиной стал не равнодушный ответ на искренний порыв. а мой не вполне искренний порыв, который получил на самом деле адекватный ответ. 
Для меня это всегда некий стыд саморазоблачения, при сознании, что я все сама же затуманила.
Это к вопросу о том, что меня часто тянет угадать желания другого. потому что мне комфортнее и безопаснее уйти от вопроса - а чего хочу я сама. Ответ мне может не понравиться. Но если при этом другой уклоняется от причинения ему счастья, самолюбие получает особо чувствительный пинок.

И вообще, этот способ дает большой процент ошибок.

Я помню такую притчу, про ад и рай.
Человеку показывают ад. Там ужасная картина - сидят истощенные оголодавшие грешники. Вокруг них котлы с едой, и у каждого при этом ложка длиной в аршин - они пытаются есть ею, но ничего не получается.
Показывают рай. Там те же котлы и такие же длинные ложки. Но праведники кормят друг друга.
Красивая притча, на меня когда-то произвела впечатление. Вопрос только в том, что когда я вынужден зависеть от другого, что служит сигналом для кормления? Мой голод или воля другого праведника? Я бы ввела там бейджики "я сыт" или "я голоден".

Но мне сейчас ближе другая метафора. На одном тренинге было в комнате полсотни человек, комната была довольно большая, но все же довольно густо заполнялась этим количеством людей. Нам дали команду ходить в произвольных направлениях, по-броуновски. И была такая команда: идите туда, где, как вам кажется, для вас есть место. И возможно, что вам даже не придется менять траекторию. И - это было поразительно - люди стали двигаться довольно резво, но никто ни с кем не сталкивался, никто не пытался ничего регулировать, все самоорганизовалось совершенно естественно. Каждый шел туда, где для него было место.
Очень было сильное впечатление.
(Я на похожую тему уже не раз рассуждала.)
И совсем трудно становится, когда желание имеет форму "хочу чтоб ты меня хотел". Потому что тут какой-то двойной отказ от себя начинается, все желания переносятся на территорию другого.
Это сумасшедший голодный праведник, который загнал другого в угол и кормит, кормит...

new

Дудочка и кувшинчик

Контроль (всегда, впрочем, мнимый) над ситуацией - единственная радость, когда от этой ситуации не умеешь получить удовольствие другим способом.
Все остальные удовольствия требуют хоть в какой-то степени отпустить контроль.

И с какой стороны начинается выход из замкнутого круга?( хм, у кругов нет сторон, а у рыб нет зуб)

Старичок-лесовичок в сказке предлагал девочке иметь либо дудочку, либо кувшинчик (зигмунд, молчать!). Дудочка открывала залежи земляники, но без кувшинчика их было некуда собирать.
Девочка отдала дудочку, отказавшись от контроля, и научилась приговаривать мантру: "одну ягоду беру, на другую смотрю, третью примечаю, четвертая мерещится".
В переводе это означает: дай процессу тебя поглотить и увлечь, а там видно будет.
new

Кризис середины жизни

Так и эдак по разному переукладываю для себя понимание этого явления.
Можно и вот как: самолет при дальнем перелете, как известно, проходит в какой-то момент точку бифуркации (меня поправляют, что это называется "точкой невозврата"), такую точку в своем маршруте, когда он уже не может вернуться на дозаправку в исходный пункт. Основной свой керосин мы получаем в детстве, но его не хватает на все время путешествия. Установки, привычки, страхи, предпочтения, мечты и ценности полжизни обеспечивают наш полет, раз уж мы со всей этой фигней взлетели. И вот одновременно мы проходим точку невозврата и топливо у нас иссякает (я помню, кстати, как один тридцатипятилетний успешный журналист описывал мне примерно этими словами свою депрессию: в космос отправили, а топлива не завезли). И начинается панический и отчаянный поиск выхода, а керосин не только кончается, он выдохся порядком за эти годы. Самолет, когда он не летит, начинает падать. И приходится сбрасывать балласт (нередко балластом оказываются мужья и жены,прежде  привыкшие компенсировать детские комплексы). Что делать? на ходу изобретаются альтернативные виды топлива. Иногда человек отчаянно направляет самолет в туман и там делает вид, что рулит, и штурвал в его руках самый настоящий, но где-то в глубине он догадывается, что падает и соприкосновение с землей будет страшным. Так, кстати, можно много лет фантомно пилотировать собственную жизнь.
Но говорят, есть такие случаи, когда усилием души удается превратиться из самолета в птицу. И потом лететь дальше.
Меня смущает пафос этой последней строчки, поэтому поясню, что количество усилий, необходимых для этой трансформации, наводит на меня ужас каждый день - и это было бы совершенно невыносимо, кабы не было так интересно.
new

О приобретениях

Когда-то я совершенно не понимала, как могут быть интересны долгие рассказы людей об их проблемах - но как это всегда бывает, всякая деятельность, если ты до нее дозрел и подошел совсем близко, не имеет ничего общего с представлением о ней издалека.
Осознавания моих клиентов оказались для меня постоянным вдохновением и ресурсом - и для своих собственных внутренних процессов, и для перекрестного опыления в работе с другими клиентами.
Из последних находок.
Девушка разбирает ворох платков, шарфиков и шалей, символизирующий ее сумбурные чувства. По одному выбирает платочки и рассказывает - о чем это, окутывается в них, гладит, приглядывается, выступает от имени этих разных своих частей-эмоций. Она достает большое светло-зеленое парео, на котором рдеют огромные красные маки.
- А это про определенность и сдежанность в чувствах ("фигассе сдержанность! - думаю я, глядя на полыхающие цветы). Это я учусь так общаться, но у меня редко получается. Когда не пользуешься большой палитрой, а сосредоточенно и уверенно рисуешь, как здесь, двумя-тремя цветами. 
У нее есть склонность "выскакивать" из чувства, обесценивать его или разочаровываться в своей способности его удержать, поэтому я предлагаю ей закрыть глаза и представить себе эти несколько красок, хорошую кисть и наслаждение от рисунка, выверенного и отточенного, в то же время свободного, как в китайской живописи. Я сама при этом закрываю глаза и в легком общем трансе мысленно рисую с ней эти маки - в этот момент происходит какая-то неведомая мне сцепка разных ощущений, и этот способ общения "малой палитрой", сдержанный и внятный, становится и моим тоже.
Другой пример. Говорим с О. о том, что любовь это такое собственное богатство, которое тогда становится неразменным, когда взамен ничего не ждешь. О говорит: да, поэтому делиться нужно, когда у тебя и правда избыток, а когда самой не хватает - стараться уходить от контакта.
И тут я понимаю, что  это самое трудное для меня - и, наверное, самое важное: не позволять себе переносить свое "минус состояние" на общение с теми, кто мне дорог (да и остальных тоже можно пожалеть).  В состоянии никчемности, неприкаянности, когда в попе некругло,я становлюсь такой ложно-избыточной, что меня саму потом мучает похмелье, вызывающее новую потребность в дозе самоизлияния. При этом, что интересно, мне в этом состоянии очень помогает, если я сталкиваюсь с чужой неуверенностью - словно помощь другим страдальцам обращает дурное полнокровие в осмысленное донорство. Это может быть даже тот же самый человек, по поводу которого у меня возникла неуверенность и хандра.
И если с момента этого разговора с О. я все еще иногда срываюсь со своими близкими  на "лишнее", однако я уже честно могу себе сказать, что это не здоровая потребность в коммуникации, а интервенция, и внутри меня всякий такой слив засчитан. 


new

Чувство небезопасности

Если говорить о личных значимых взаимоотношениях с людьми, то все,чему научил меня за последние годы жизненный опыт, умещается в простой идее. Чтобы личные отношения были возможны, необходимым (правда недостаточным) является чувство безопасности рядом с человеком. Даже так: не должно быть чувства небезопасности. Его не одолеть влюбленности и страсти, и дружба здесь бессильна, и года.
Небезопасность - возможно, относительная вещь. Этого я еще не поняла. Но может статься, что просто есть такие небезопасные люди изначально. В них дух ненадежности, трикстерский выверт, может дремать годами. Эти люди не обязательно пьют или играют в азартные игры, но они создают созависимые отношения, а это ловушка, из которой только самые сильные могут выбраться.
Ты влюбляешься и встречаешь ответную влюбленность, и все это в сказочных масштабах. Страсть и восклицательные знаки по всем пунктам. Вдруг пробегает странное чувство несоответствия - так поначалу чувствуется небезопасность. Несоответствие такое маленькое, что стыдно на него обращать внимание. Например, человек высказывает какую-то совершенно нелепую идею о своих возможностях: скажем, что стоит ему захотеть, он выучит японский язык. Или скажет какой-нибудь вздор по поводу предмета, в котором он совершенно некомпетентен. Или ревнует к полной ерунде, но как-то всерьез. Или сделает какое-то двойное сообщение, и эта двойственность видна невооруженным глазом: например, это комплимент, от которого после первого лестного чувства очень неприятно становится. Главный признак созависимого общения - это чувство стыда, неотделимое от чувств обиды, неловкости и страха. Это когда хочется сказать себе: право, какие глупости, я же взрослый человек! а осадок почему-то никуда не девается. И чувство небезопасности, необъяснимое, такое "не пришей кобыле хвост" на фоне почти идиллических ежедневных разговоров и ярких страстных вспышек, постепенно наполняет сердце.
Это не кончится хорошо. До того, чтобы свихнуться окончательно, еще далеко, но это очень вероятный вариант развития сценария. Потом периоды тревоги и непонимания будут становиться продолжительнее - а перемирия все короче.
Не надо, не ходите туда. Чувство небезопасности вас не обманывает. Если вы отследили два-три-четыре звоночка, рвите когти, пока не поздно.
Это не значит, что чувство безопасности никогда не обманывает - иногда мы просто не умеем слышать сигналы.
Но все же если чему и доверять, так это:
- ясному, гибкому уму
- отсутствию аффективных проявлений, они же "безумства" (ну, речь идет не о приятных сюрпризах или горячем сексе, а о стремление "поразить воображение"
- самоиронии в разумных пределах
- способности к подлинной эмпатии
- адекватному состоянию профессиональной жизни: это когда больше вещей актуализировано в действии, чем в планах.

И еще, есть несколько абсолютно небезопасных вещей, которые немедленно должны настораживать:
- все виды ксенофобии
- склонность к созданию научных(исправл) квази-научных теорий и любовь к конспирологической и псевдоисторической литературе
- катастрофически  непроработанные отношения с родителями (прежде всего, жгучая ненависть, даже к самым ужасным, по рассказам, людям)
- склонность к хвастовству и шапкозакидательству
- резкие смены настроений от люблюнимагу до необъяснимой мрачности
- манера "я с тобой не разговариваю", особенно если по целым дням
- фанатичное коллекционирование чего угодно
- склонность постоянно менять работу (имеется в виду постоянные переходы с одного места на другое с конфликтом)
- большое количество бывших друзей, ныне объявленных предателями


Это не означает, что такие люди безнадежны - я верю, что кто-то из них при встрече с кропотливым психотерапевтом может проработать какие-то из своих проблем и улучшить отношения с миром. Но вам, дорогие мои, лучше не связываться с ними, те, кто влип в близость с небезопасным человеком никогда не бывает счастлив по-настоящему, он в тяжком плену и поражен тоскою.