Category: общество

new

Новая верхняя запись

Меня зовут Ольга.
Я занимаюсь консультированием с 2008 года.

Я работаю как очно (для москвичей), так и по скайпу - по всему миру. Мои клиенты взрослые люди (как исключение - старшие подростки), и приходят ко мне с разными проблемами взрослой жизни.  Это разводы и потери, трудности во взаимоотношениях, неуверенность в себе или конфликтность, несдержанность в эмоциях - или, наоборот, потеря удовольствия от жизни или упадок сил. Часто это поиски смысла или вдохновения, панические атаки, тревожные состояния и разная психосоматика..

Все чаще ко мне приходят люди, которые пережили травму. Возможно потому, что несколько последних лет я глубже и глубже работаю с этой темой. Травма - это очень широкое понятие в терапии, и в каком-то смысле жизнь человека полна травматизма. Однако для некоторых людей сильные детские переживания (о которых они могут и не помнить) или шоковые события (от медицинских операций до автомобильных аварий) не проходят бесследно. Огромные силы организма уходят на борьбу с последствиями травмы, а энергии для радости и развития оказывается мало. И здесь я тоже могу быть полезной.

 Говорят, что терапия помогает тем, у кого недовольство нынешней ситуацией (или невозможность так жить дальше) берет верх над страхом перемен.

Мое первое психотерапевтическое образование - психодрама (если не считать 2 ступеней курса по гуманистической терапии с элементами НЛП у Ю.Б.Гиппенрейтер, которые я прошла из интереса в конце 90-х годов), ее я изучала в ИГиСПе 3 года, но в последнее время я все дальше ухожу в сторону телесно-ориентированных методов работы. За последние годы я получила несколько сертификатов - процессуального терапевта, сказкотерапевта, обучалась соматическому подходу и прицельно - работе с травмой (и продолжаю учиться до сих пор). Мне очень интересно получать образование, но я, в общем, пришла к выводу, что учусь я скорее для себя, потому что методики делают мою жизнь интереснее, а для моих клиентов важнее моя работа над собой и мой опыт личной терапии. Чем лучше я узнаю себя и учусь себя слышать, тем более безопасное и глубокое взаимодействие получается у меня с другими.
Я не врач, поэтому препараты я не могу ни назначать, ни выписывать, ни советовать.
Я не работаю с психическими расстройствами (хотя это довольно размытое понятие) и пограничными состояниями, и в этом случае посоветую обратиться к медицине.

Иногда я веду терапевтические группы. В 2013 году работает клиентская группа "Сказки моей души".
Мой адрес - ottepelle (без подчерка!) gmail.com
Вот адрес моей страницы в нашем сообществе процессульных терапевтов.
телефон - 8903 589 58 сорок
Пишите и звоните, если по каким-то причинам я сразу не ответила - оставьте коммент к этой записи.

Отдельно собраны мои посты про эмоции у детей.
И кое-то из постов о психологии.
причесон

(no subject)

Продолжение флэшмоба.

В 36 лет я уже вела жж. В принципе, соблазнительнее всего было бы сделать компиляцию из тогдашних текстов - тем более, что писала я не в пример краше, чем сейчас. Желающих могу отослать к дневнику otte_pelle с середины 2005 года.
Но тогда не получится взглянуть на все это время с расстояния.
Моя мама не раз говорила, что 36 лет - самый прекрасный возраст женщины, особенный. Я ждала эту цифру с особым приподнятым настроением. Но примерно в те дни, когда мне исполнялось 36, мама тяжело заболела.

Collapse )

Профдеформация

Я не люблю отвечать на вопрос: а кем ты работаешь? Неважно, спрашивает ли меня таксист, мама одноклассника моего сына или старый знакомый, который помнит меня в другой жизни.
Вернее так: я всякий раз испытываю напряжение, когда мне задают этот вопрос.
Потому что чаще всего в ответ получаю почтительное "О!" - с той или иной степени иронии, или без иронии, с одним почтением. И дальше беседа всегда рано или поздно переключается на разговор о том, что у кого-то из знакомых есть психологические проблемы и может быть я знаю универсвальный способ их решить.
Как-то получается, что профессия психолога отводит глаза от тебя и эта часть твоей персоны гипнотизирует собеседника.
Стоит признаться, что ты консультируешь, и прежде расслабленный знакомый начинает держать спину чуть прямее - а иногда и впрямую высказывает опасение, что его сейчас диагностируют.
Некоторые наоборот считают, что психологи это такие бесконечно чуткие люди, которым непременно надо излечить все окружающее человечество от проблем.
Самое печальное, что сопротивляйся или нет - ты все равно так или иначе попадаешь в подготовленный желобок.
Оказывается очень трудно заводить новые знакомства вне тусовки таких же как ты, с каиновой печатью.

Люди! Которые не психологи! Если бы вы пришли на семинар, где собрались учиться любимому делу психотерапевты, вы бы увидели, что во время любого кофе-брейка тут и там стоят люди и молча обнимаются.

Потому что даже если ты готов посвящать своей обожаемой профессии большую часть суток,  в остальное время ты хочешь просто молчать и обниматься.

Тигры, львы, орлы и куропатки

Louie CK рассказывает анекдот: лев приходит к жирафу и спрашивает, знает ли он человека, который живет у реки? А как, спрашивает жираф, он выглядит?
- А вот так: ААААААА!

Это напоминает рассуждение владыки Антония:
"Нужно научиться, встретив человека, не рассматривать его только по отношению к себе самому, то есть: страшно ли мне от него, выгодно ли что, нравится ли мне человек, а посмотреть на него с совершенно открытым умом и сердцем, как на явление, которое перед вами стоит, которое никаким образом не отзывается на вашей жизни. Это совсем не легкая задача, потому что все люди, которые нам встречаются, так или иначе влияют на нашу жизнь. Знаете, очень легко, придя в зоологический сад, дивиться тому, как прекрасен тигр; но встреть вы его на улице – совершенно иное будет впечатление, и иное поведение с вашей стороны!"

Я знаю, что в отношении некоторых людей у меня непостижимым образом сохраняется это отношение как к тиграм и львам, причем без каких-либо с их стороны причин. Мы редко видимся и иногда даже не знакомы лично. Это чувство возникает в отношении моего терапевта или бывших учителей. К таким людям относится и пара-тройка моих фейсбучных друзей, которые об этом не подозревают. К кому-то это мое отношение окрашено сложным чувством ревности или желания подружиться ближе, но бывает что и без всякого желания сближаться. Просто так сложились молекулы, переплетения проводков самолюбия.
Самое обидное, что они как раз в основном знают меня как человека, который выглядит так: ААААААААА! Рядом с ними неимоверно трудно сохранять устойчивость, заземленность и адекватность. Получается, что именно те, чье отношение ко мне важно, меня в естественной среде не знают и потому отношения с ними не могут нормально развиваться.
И грустно думать, что для кого-то я тоже такой тигр.


Все держим кулаки

Мишка поступает в московский Хогвартс, школу "Интеллектуал". Поэтому все дружно держим кулаки.

Утро началось бодро - пришлось менять кое-какие организационные планы. Сели в такси, выдохнули. По дороге напомнили Мишке про техники расслабления - заземлиться-дышать, прибегать к волшебной формуле: "мое тело тревожится, а я нет" и прочую психопрактическую шнягу. Потом решили заняться бытовой магией. На дороге легче всего это сделать, читая придорожные шиты и присваивая себе их послания. "Страхование технологий" - ага, это чтоб на случай если одна технология не работает, была страховка в виде обходного решения. "Мультишеф что-то там (про мультиварку) - назначить шефом свой ум и дать ему возможность решать все задачи, "снежная королева" - немного холодного самообладания.

Мишка втянулся. Читаем щит:"Положитесь на Поло". О, говорю, это опять про заземление! (кто о чем, а телесноориентированный терапевт о заземлении). Мишка говорит: ну, еще можно для самоуспокоения напевать песенку Пола Маккартни. Решили, что от Yesterday можно только впасть в депрессию, поэтому Мишка выбрал Yellow submarine. Уже ближе к школе усвоили немного "настоящего итальянского вкуса". Эмоциональности взяли в меру ( для творческих заданий), зато вкуса к красоте и архитектуре решили присвоить вдоволь.
Сижу в спортзале, здесь дубак, но вокруг много умных родительских лиц.
Удачи нам и заземления

О жертвах и насилии

Воздерживаясь от комментариев по известному жуткому поводу, хочу в порядке защитной рационализации сформулировать то, что давно крутится в голове.
Созависимые отношения имеют саморазрушительную природу - это известный феномен. Если в семье есть характерный коктейль из принуждения, унижения, обиды, чувства вины и страха  - это признак созависимых отношений, даже если люди  не пьют и не страдают другими видами явных маний.

Характерная особенность созависимости - это что отношения создаются не как союз двух индивидуумов, а как встреча двух сценариев, двух потребностей воссоздать подобие ада из детства, вернуть себе детские переживания, потому что выжив в них психически, мы чувствуем себя в таком аду парадоксально спокойнее, чем в непривычном раю.
Человек ищет не где лучше, а где знакомо. Отчасти это механизм эволюционно полезный: ищет именно потому, что определенный комплекс чувств так заряжен энергией, что требует переживать себя вновь и вновь, покуда человек не научится более зрелым способам переживания чувств. На этом построен механизм, который делает виктимными именно тех, кто уже пережил насилие - смутная тревога толкает еще раз пережить травму, чтоб в процессе исцеления от нее по-взрослому выдержать и выйти на новый уровень.
Но на практике часто выходит по-другому - происходит повторная травматизация, и она еще больше лишает человека сил бороться за свою душу.

Отчего же в семье, где люди воссоздают свои детские переживания, нарастает насилие? 
С одной стороны, это неосознанная тревога так себя проявляет. Мы можем обмануть кого угодно, но наша собственная душа знает, что жить с "мамой" или "папой" неестественно - а главное, препятствует развитию и раскрытию собственного потенциала и таланта. Можно построить прекрасный дом, но есле в его подвале живут замурованные узники и все время стонут, подлинной радости в этом доме не будет. Дети, выросшие в насилии, бывшие объектами и свидетелями насилия, превращаются в саперов. Так страшно ожидать, что взрыв произойдет сам по себе в неожиданный момент, что надо разряжать обстановку понемногу, в контролируемых дозах. Поэтому, кстати, так часто ссоры сопровождаются большим чувством вины со стороны "жертвы" - невыносимая тревога вынуждает служить провокатором взрыва. Рано или поздно сила вспышки может оказаться неконтролируемой.

Созависимая семья всегда механизм, притертый "не по резьбе", разрушающий сам себя в процессе функционирования. И при этом чувства в таких отношениях настолько по-детски огромны, замешены на страхе, что это невероятно крепкие, судорожно спаянные союзы. В кажой созависимой семье живет демон, на клетке с которым написано: " Меня (моих детей) никто так любить больше не будет. Я никому больше не нужен - не нужна"
Узнаете? Это страх ребенка расстаться с родителем - лучше какой угодно, но "родной". Видеть эти чувства в клиентах  мучительно, и вообще работать с такими случаями трудно. И нередко клиенты уходят сами из терапии, столкнувшись с масштабом своего страха.

Есть несколько основных сценариев развития событий.


- Жертва уходит от насильника, прорабатывает свою травму начинает создавать более здоровый мир, где есть место творческому потенциалу души. Увы, такой сценарий крайне редко происходит путем волевого усилия жертвы - вся система построена так, что личность абсолютно подавлена и мало верит в свои силы, а для такого шага их нужно много. Чаще, в этом самом благополучном сценарии, про почти неслыханном везении,  насильник тем или иным способом сам уходит от жертвы
 - и здесь все зависит от того, насколько мужественно и осознанно будет переработан урок созависимых отношений. Но случаи такие бывают. Еще один вариант ухода - бегство от нарастающего насилия в безопасное убежище, когда явно уже надо спасать жизнь и детей. Именно для этого на западе создаются всякие секретные дома и прочее.

- Люди прилаживаются, и от насильственной смерти или других уголовных происшествий их спасает просто падение жизненных сил. Жертва, как правило, научается хорошо манипулировать насильником, чтобы выгородить себе какой-то островок психической безопасности. Постарев, люди просто теряют кураж или уходят в религиозную истовость, смиряются с судьбой. Возможно, найдутся светлые души, которые и вправду смогут искренне простить себя и другого за погубленную жизнь - и отыщут утешение. Чаще же такие союзы держатся на цементе обиды и глубокой безысходности.

- Маловероятный статистически, но теоретически возможный сценарий - оба прорабатывают свои травмы и находят возможность сохранить отношения и строить отношения на иной близости, не на детско-родительско-инестуальном замесе. Чаще это все же ведет к расставанию - люди ищут здоровые отношения с кем-то другим. Надо понимать, что зависимая личность имеет шанс исцелиться только если перед ней поставят по-настоящему ценную задачу, на одном обещании семейной идиллии тут не выехать. Именно поэтому гениальная программа 12 шагов у Анонимных Алкоголиках подразумевают не больше не меньше как духовный путь и помощь в спасении других. Супруг, который привык быть внутренне правым, безгрешным и обиженным, редко выдерживает такое преображение своего партнера и чувствует собственную ненужность, иногда даже бессознательно пытается споить другого обратно. Поэтому положительный исход более вероятен, если оба начинают с чистого листа.

- И наконец, самый печальный исход - насилие приводит к трагедии: суицид или уголовное преступление.

Лучшее, что мы все можем сделать для того, чтобы этого стало в жизни меньше - быть счастливыми рядом со своими детьми. Показывать им пример того, что внутренняя свобода, воля, искренность, творчество, осознанность - это то, ради чего по-настоящему стоит жить, и чем нельзя жертвовать, никакому демону. Что верность - не то же самое, что лояльность к насилию, что сострадание - не то же самое, что жертвы паче гордости. Что спокойствие и человеческие условия для развития и роста детей - не меньшая ценность, которой стоит сохранять преданность, чем супружеский долг и даже обеты перед алтарем. Христианство никогда не поощряло человеческие жертвы - и  побуждение к духовному подвигу, к развитию в себе любви и великодушия не имеет отношения к мазохизму.

И в саморазрушении и катастрофичности нет никакой красоты - а есть только боль отчаявшейся души,которой нужна помощь, поддержка и вера в себя.
new

Психиатрия, психотерапия и человеческие типы - много рассуждений

Давно крутятся темы для нескольких постов про психологию. Но я уже как-то потеряла ощущение дискуссионной площадки. Может быть потому, что темы у меня в голове крутятся профессиональные,но несколько в дилетантском, общечеловеческом. наверное, ракурсе.
Я тут прослушала довольно интересный курс по типологии. Тетка по образованию клинический психолог и театральный режиссер. 20 лет роет эту тему - при этом она попала работать в  начале своей деятельности на практику в психиатрическую больницу и была воспитана волками  психиатрами в традиционном презрении к психотерапии немедицинского извода. То есть в ее картине мира в пару к психологу должен обязательно идти психиатр, и только в этой паре может быть достигнут эффект. В принципе, я понимаю,  что это неизбежно - поработай в реанимации, и тебе физиотерапевт или остепат будут казаться шарлатанами, тема эта перегретая и тут можно долго рассуждать. Словом, у тех, кто много общался с психиатрами, есть определенная, на мой взгляд, деформация. 
Вот, кстати, характерная ее статья - где я со многим согласна в частности, но видна тенденция, которая на определенном уровне пафоса тоже начинает зашкаливать за уровень здравого смысла . Все так, да не так -  в одну кучу валится слишком многое.
Но как раз когда дело касается акцентуаций, то такая профессиональная насмотренность очень ценна. Есть у нее идеи, завиральность которых я не могу оценить - например, о психопатическом диатезе (есть такой термин, не имеющий отношения к кожным заболеваниям, и он касается некоей дезадаптации психики, которая может быть а может и не быть предвестником душевной болезни. Ну, если я правильно понимаю, то, что мы описываем терминами "странноватый", "малахольный", "пришибленный", "ебанько" или "слегка га-га") Она считает, что этот самый дитаез охватил 60 процентов населения страны - люди ходят припыленные, эмоционально приглушенные, растерянные и не очень в себе. Может оно и правда - но я привыкла мыслить в терминах травмы, и то, что она описывает как этот самый загадочный дитаез, болезнь века, скорее вижу как проявление постоянной травматизации - как следствие исторических условий 20го века, традиций воспитания и в целом передряг.
Если смотреть с психиатрической точки зрения, то получается - травма это все фигня, есть некий врожденный тип, и он может или компенсироваться, или декомпенсироваться.
Мне интересно, кстати, узнать у читающих меня психиатров - а как психиатрия рассматривает травму? Тетенька довольно безапелляционно отмела заданный из зала вопрос, не является ли эта припыленность "диатезников" оглушением вследствие травмы - но ответила она какую-то чушь, типа депрессия после травмы продолжается два месяца, а все остальное от лукавого. Это, конечно, несерьезно.
Но вообще тема врожденной конституции и благоприобретенной травмы меня волнует.

Если рассматривать психику в бодинамическом подходе,  развитие человека делится на несколько важных фаз, в которых травматизация может обуславливать те или иные нарушения разных структур: структура существоания, структура потребности, структура автономии, структура воли и прочее. Если сопоставить с типологией по Ганнушкину, то этим структурам соответствуют разные типы: ранняя структура существования - типичный шизоид, поздняя структура воли - эпилептоид в классическом виде, и пр. Но что интересно. Поскольку бодинамика рассматривает эти структурные нарушения как благоприобретенные, а не врожденные, то в рамах одной структуры человека может бросать в совсем противоположные крайности.

Collapse )

new

Серьезный вопрос про помощь людям аутического спектра

Друзья, расскажите мне, есть ли в Москве программы, которые предусматривают работу с аутичными детьми - и не только с детьми - для волонтеров? Есть ли люди, которые знают такое место, где человек с опытом психотерапевта, но не специализирующийся на психиатрии и детях, а просто эмпатирующий теме и ищущий приложения своей эмпатии, мог бы быть полезен и нужен?
Меня давно интересует этот вопрос, и есть тяга в эту сторону. Пока вообще не понимаю и не представляю, что это моежт быть и в какой форме. Ног вдруг вы что-то знаете?