Category: наука

new

(no subject)

Полезла по надобности в старые записи своего журнала - наткнулась на бессмертную энциклопедию пятилетнего тогда Мишечки (по ссылке еще пара картнок).



И восхищает, и холодок по позвоночнику: маленький человек дождя.

То, что в комментах называют "гениальностью" - если отбросить эффект изумления и неожиданности такого видения мира и забыть о том, что меня саму приводит в восторг мой собственный ребенок - это результат особого мышления, когда одновременно удерживается во внимании огромное колчество деталей, а иерархия между ними выражена слабо. Это как фотография, сделанная  с резкостью, наведенной сразу на все - то есть картинка, гештальт, не выделена на фоне. Таким образом, явление или понятие становится огромным набором деталей, каждая которых одинаково важна, и свойство глаза открываться, обычно второстепенное, становится системообразуещим. Вот очень характерный пример похожего мышления.
Это дает, с одной стороны, много преимуществ ученому исследователю - потому что такое мышление нередко сцеплено с феноменальной памятью, мозг не отбрасывает ничего из прочитанного и увиденного и запоминает все. Был где-то ролик про художника-аутиста, который после одной вертолетной прогулки над Римом изобразил всю панораму города в мельчайших подробностях с точностью до окна. Кроме того, равнодушие к иерархи деталей позволяет увдеть паттерн, который недоступен стандартному взгляду. Дедуктивный метод Холмса требует такого мозга. 
Не говоря о том, что аутисты как правило выбирают себе узкоспециальный интерес ( в том числе потому, что ограничение области исследование позволяет им досконально и удовлетворяюще разобраться во всех подробностях) - разносторонние многочисленные интересы при таком энергоемком отношении к предмету могут стать огромной нагрузкой для мозга.
Но это же становится и огранченем  для научного поиска - как следствие, более широкие обобщение становится трудно делать, потому что они требуют отметения деталей, а это вызывает тревогу, страх потери контроля.
Как бы-то ни было, фантастические прорывы в науке нередко совершались людьми именно с таким аутичным мышлением.
Задатки такого рода у Мишки были. особенно в этом возрасте - он с головой уходил в какие-то интересы (так,  его приводили в восторг алфавиты), у него были явные способности дизайнера (однажды я нашла у него целый проект: он прочитал книжку про оригами и нарисовал несколько страниц обычных предметов, как если бы они были сложены из бумаги, там были, например, ножницы).
Потом пришла школа. И кроме того, что у него есть потребность следовать заданию и правилам из-за тревожного характера - ему оказалось важно строить отношения с группой. И это постепенно выманивает его из интровертной ракушки. Не говоря о том, что начав работать дома, я больше стала посвящать времени его проблемам с эмоциональным мышлением.
Иногда жалко, что такое фантастическое мышление  ему теперь не свойственно (или куда менее явно выраженно)  - а с другой стороны, сейчас он, конечно, более свободно владеет собой, своим поведением, ощущением собственных границ. Он лучше осознает свои и чужие реакции.  Эти вещи взаимосвязаны: постепенно выходя из скорлупы,  когда тревога перед непонятным миром, наполненным людьми уступает любопытству и желанию находить контакт, этот самостоятельно выстроенный мир, где солнце и луна - инструменты на небе, а рот и дверь попадают в одну категорию, растворяется в системе общепринятых представлений об астрономии и анатомии. Нарастает экстравертность - и желание понравиться своим ответом начинает побеждать свой собственный причудливый взгляд. 

Где здесь грань, за которой адаптация человека с аутическим складом не приносит в жертву нестандартное видение мира? Я верю в то, что все-таки возможность более свободно чувствовать себя в социальных взаимодействиях не может нанести вреда, и это что-то, ощутимо влияющее на качество жизни - можно и не стать Энштейном или даже Перельманом, а просто оказаться  заложником своей  тревоги. При этом, конечно,я встречала людей, замечательно приспособившихся к свом особенностям и нашедщим свою нишу при самом причудливом характере.
Я тут о своей матернской ответственности, что ли. Но если подумать, пожалуй единственная верная стратегия - развивать свою собственную способность принимать, уважать и любить, в целом. Тогда  сам семейный воздух обеззаражвается не может навредить. Наверно так. 
new

Какая нелепая жизнь

Мишечка полюбил придумывать загадки.
Например:
- У человека 53 премии, но ему никто не завидует.
- Миш, если ты имеешь в виду премию Дарвина - то она бывает только одна, за нелепую смерть, которая может быть только однажды.
- Ну, если он потом так же нелепо воскрес...
new

Хрен жили русы

По следам вчерашнего поста.

Удивительно, насколько люди слушают интонацию и отдельные ключевые слова - то есть реагируют на суггестию прежде всего.
Дед мой, помнится, любил рассказывать про устройство стайки миног. У них есть минога-лидер, которая двигается, а вся остальная плотная стайка двигается синхронно с ней, так они передвигаются всей колонией. Так вот, если взять у без того довольно безмозглой рядовой миноги ее полтора грамма мозгов, лоботомию ей сделать, она начинает двигаться хаотчно, метаться туда-сюда. И вся стая немедленно начинает дергаться за ней.
"Таким образом, - почти торжественно заключал дед - минога-идиотка становится лидером!"

Это было видно по апплодисментам зрителей.
Безумец Задорнов, по усвоенной с собственных концертов привычке, все выше забирая голосом и нагнетая пататику, произносит: "Но когда мне пишет электронное письмо женщина, что у нее сын был среди скинхэдов, а после моего концерта он от них ушел!!! я понимаю, что это важно!" - и зал взрывается. И следствие в умах такое: вот, что эти кабинетные ученые, тут человек несет свет правды молодежи.
И это еще не яркий пример, потому что абсолютно пизданутый Джигурда, с крашеными хною волосами, расстегнутый до пупа, в каком-то зеленом тряпье, еще легче снискивал себе овации на словах: А какое образование было у Христа? Его тоже не признавали фарисеи, которые хранили знания для себя!"
Выступавшим в виде оппонентам для победы в споре не хватало именно демагогического опыта. Живов растерянно и возмущенно метался, хотя и говорил верные слова, а надо было спокойно, иронично разделать под орех эту этимологию. Как в свое время отец Артемий Владимиров, который фигура спорная, но на язык скор, помнится, читал в университете факультатив про литургию. И когда наш однокурсник мудак Ч -ов, застрявший в этой характерной оральной фазе славянофильства, стал что-то выступать про язычество, отец Артемий со спокойной учтивостью поинтересовался: "А вы из какого капища будете, молодой человек?"
От ученых было слишком много эмоций и мало ораторских навыков, увы.
И почему я как-то восхитилась Гордоном: он хотя бы сформулировал все правильные вещи насчет того, что эта идеология в стиле "походы князя Игуанослава на вятичей" - унизительная и рабская. Что необходимость утверждать свою самобытность дремучестью корней говорит о комплексах. В отличие от аппеляции к ценностям образования, этот логический ход - вас унижают под видом восхваления - произнесенный с достаточным чувством, хоть как-то может заставить усомниться толпу.

Хотя, конечно, непонятно, зачем толпе сомневаться... Но может хоть кто-то здравомыслящий сумеет ввернуть свое слово среди этого потока средневековой темноты, ура-патриотизма и бреда?
Вообще, масшатабы деградации у-жа-са-ют.
new

(no subject)

По просьбе одного моего корреспондента, не пожелавшего остаться неизвестным, расскажу вашингтонскую историю.
Интересно, что половина замирают и задумываются, половина пожимают плечами.
Рассказала j_pinchikov: Отец Михаил Меерсон, почти вскользь, в разговоре сказал, отвечая на вопрос о том, как же все-таки возможно "един в трех лицах":
- Это очень просто: так же, как всякий человек одновременно ты, я и он.
Меня (нас всех, с Миллой и Витей ) заворожило - и здесь впору задуматься о том, как метафора может послужить почти идеальной моделью, не формулой, а именно такой объемной моделью, как в кабинете химии были большие атомы разных веществ. Здесь речь не о сути, а только о способе связи, крепления, и это идеальное попадание поразило меня красотой.
Я так же замираю каждый раз, когда этот самый мой корреспондент объясняет кислое через шершавое, словно метафоры включают дополнительные софиты, по одному, в темной студии, где рождается мысль, образ.
Это невозможно запомнить - джазовая импровизация, к которой только всем восприятием подключаешься, впадаешь в такой разговор, как в мелодию. Потому можно помнить впечатление от джем-сейшна, а воспроизвести потом нельзя - в отличие от песен вокруг костра, к которым я, впрочем, со всем респектом, как Вася говорит, уважухой.
Но эти слова отца Михаила - из тех, что, кажется, совершают какую-то общую подвижку в процессе мышления.
new

(no subject)

Еще вопрос по визам в США.
Я не могу понять главное и основное: заполнение анкеты на сайте избавляет меня от похода в Пони-экспресс? или нет?
Там говорится, что форма автоматически сохраняется в штрих-коде. Но поскольку я не могу продвинуться дальше заполнения формы, то ума не приложу, что с ней сдолжно случаться потом, после заполнения - у меня сложилось впечатление, что со мной должны после этого связаться из посольства.
Главный вопрос: что происходит с подачей лдокументов? кто-то проходил процедуру электронного заполнения до логического конца?
Запуталась, устала и разозлилась. Еду домой, только на вас и надежда.
new

(no subject)

Заметила, что в электронной почтовой переписке с постоянными личными корреспондентами я, как правило, обхожусь без "здравствуйте", разве что фраза разбегается со звательной формы имени, и то не обязательно, а в аське всегда начинаю со слова "привет". Интересно, это только мое?
new

Жанровые особенности

Если вдуматься, внутри происходит довольно четкое жанровое деление отношений: ну, начиная с класиического "у меня с ним был роман" -"а, был такой эпизод-история-повесть-целая сага". Мне кажется, что главное отличие такое - повесть, историю и даже сагу можно пересказать, а роман - практически нет. Может быть потому, что он настолько вплетается в жизнь, что невозможно отделить его от других внеших событий, как бумагу, приклеенную к бумаге. Впускаешь человека в свою кровеносную систему, как-то переплетаешься молекулами на время. В романе ведь часто эпизоды перемежаются, выбрасывая нас из одной линии в другую, цепляюся друг за друга, и пока мы их проживаем, они рдеют разноцветными огнями, а при взгляде назад - превращаются в потухшие слитки. В романе можно только жить здесь и сейчас, а по прошествии времени он теряет притяжение, потому что вернуться в него нельзя, а сюжет его - вовсе не в событиях, а в уникальных состояниях. Можно вспомнить отдельные детали, но как-то странным образом они выглядят как разрозненные кусочки паззла, каждый из которых лишен смысла. Пересказывать роман как историю либо неинтересно, потому что нередко, выныривая из него, вообще не понимаешь, что ты там делал, на дне морском - либо неловко, потому что все будет неизбежным упрощением, превращением "анны карениной" в комикс. А всякие сериалы можно вдохновенно пересказывать сначала подругам, потом детям, потом внукам.
Наверное, это странное равнодушие, посещающее при оглядке назад на долгие взаимоотношения - и есть признак важного жизненного события. Все по-настоящему ценное превращается в плодородный слой, спрессовывается, как покинутые древние города уходит под землю - и составляет настоящую Историю твой цивилизации.
new

Вольному воля

Едва сказав тебе "здравствуй", я уже начинаю прощаться, неважно, сколько времени у нас впереди. Так вся история попала под высоковольтное напряжение будущего прощания, и тем сама себя засекла с секундомером.
Так у меня происходит всякий раз в последние годы, и единственный шанс изменить этот, прошу прощения, хронотоп - нарваться на чужую волю, от которой как раз и бегу, как от бешеной мочалки.
Бывает ли вообще эта добрая воля, которой уступаешь без боя, или она полностью зависит от представления внутри моей бедной головы? Любая воля подставляется: она выступает из сумрака на солнечный свет, предлагает себя к оценке, и тут у пассивной стороны просыпается вся привередливость и недоверчивость.
Женственность не в походке, не в наманикюренных ноготках: она в доверчивой готовности отступать, принимать и улаживать последствия проявлений воли. Как увязать это с привычкой решать все за себя, уже встроившейся в организм на молекулярном уровне?
Только если общение окрашено неутомимым взаимным интересом, совпадением в понимании забавного, умилительного, чувственного, серьезного, важного. Только радостное и спокойное знание, что в этих точках надежно припаяны все протянутые друг ко другу провода, способно родить достаточное доверие. А это из разряда чудес, значит, надо продолжать верить в чудеса, вот и вся премудрость.
new

Курощение и дуракаваляние

Изучаю по случаю сайт Академии Туризма. Приведены там и статьи академиков-преподавателей. Одно название поразило мое воображение: "Комфортология как ветвь рекреологии".. Я было решила, что это такой каламбур типа слова "заниматика" Ан нет, это оказались не шуточки. "Комфортология - дисциплина, исследующая закономерности перманентного стремления к комфорту, как оптимальной совокупности условий бытия человека". "Рекреология - дисциплина, исследующая закономерности простого и расширенного воспроизводства живых сил человека".
"Ура черепословию, ура науке сей! До капли нашей кровию пожертвуем мы ей! " - как восклицал черепослов, сиречь френолог, в пиесе А.К.Толстого. Для желающих - ссылка на научный труд.