Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

причесон

(no subject)

Наверное, я стилистический маньяк, но сегодня слегка наехала на Васю за то, что будучи приглашен ко мне в гости, сказал: ладно, мы вечером подъедем.
уууу. Не люблю это слово - разве только употреблять его в прямом значении, когда речь идет о том, что некто подъедет ближе, чем ожидал собеседник, для его, собеседника, удобства.
А так это для меня как и слово "присаживаться" или "крайний раз" - слова, которые употребляют "на районе". А для вас?
Еще у меня есть ощущение, что интеллигентный человек инстинктивно избегает говорить в первом лице настоящего времени глагол "отдыхать". Может, это и ложная скромность, но сказать "мы отыхаем, я отдыхаю" - чуть отдает плебейством, какое-то с одной стороны нежное внимание к собственным потребностям, как в слове "кушать", а с другой - некоторый вызов, намекающий на предшествующий важный труд.
Тот случай, который в процессуальной терапии описан как правило: "если ты требуешь себе  ранг, значит, у тебя его нет".
Вот интересно при этом, что мне близко и уважение к собственным потребностям, и идея о том, что человеку необходимо восстанавливать силы и относиться к этому аккуратно. Но это какая-то глубоко интимная вещь, зона личной ответственности, которую не предъявляют публично.
А вот когда "Мы тут с ребятами на районе отдыхаем, подъезжай!" - хочется сказать, как героиня Ахеджаковой: "Да на тебе пахать надо!".

О жертвах и насилии

Воздерживаясь от комментариев по известному жуткому поводу, хочу в порядке защитной рационализации сформулировать то, что давно крутится в голове.
Созависимые отношения имеют саморазрушительную природу - это известный феномен. Если в семье есть характерный коктейль из принуждения, унижения, обиды, чувства вины и страха  - это признак созависимых отношений, даже если люди  не пьют и не страдают другими видами явных маний.

Характерная особенность созависимости - это что отношения создаются не как союз двух индивидуумов, а как встреча двух сценариев, двух потребностей воссоздать подобие ада из детства, вернуть себе детские переживания, потому что выжив в них психически, мы чувствуем себя в таком аду парадоксально спокойнее, чем в непривычном раю.
Человек ищет не где лучше, а где знакомо. Отчасти это механизм эволюционно полезный: ищет именно потому, что определенный комплекс чувств так заряжен энергией, что требует переживать себя вновь и вновь, покуда человек не научится более зрелым способам переживания чувств. На этом построен механизм, который делает виктимными именно тех, кто уже пережил насилие - смутная тревога толкает еще раз пережить травму, чтоб в процессе исцеления от нее по-взрослому выдержать и выйти на новый уровень.
Но на практике часто выходит по-другому - происходит повторная травматизация, и она еще больше лишает человека сил бороться за свою душу.

Отчего же в семье, где люди воссоздают свои детские переживания, нарастает насилие? 
С одной стороны, это неосознанная тревога так себя проявляет. Мы можем обмануть кого угодно, но наша собственная душа знает, что жить с "мамой" или "папой" неестественно - а главное, препятствует развитию и раскрытию собственного потенциала и таланта. Можно построить прекрасный дом, но есле в его подвале живут замурованные узники и все время стонут, подлинной радости в этом доме не будет. Дети, выросшие в насилии, бывшие объектами и свидетелями насилия, превращаются в саперов. Так страшно ожидать, что взрыв произойдет сам по себе в неожиданный момент, что надо разряжать обстановку понемногу, в контролируемых дозах. Поэтому, кстати, так часто ссоры сопровождаются большим чувством вины со стороны "жертвы" - невыносимая тревога вынуждает служить провокатором взрыва. Рано или поздно сила вспышки может оказаться неконтролируемой.

Созависимая семья всегда механизм, притертый "не по резьбе", разрушающий сам себя в процессе функционирования. И при этом чувства в таких отношениях настолько по-детски огромны, замешены на страхе, что это невероятно крепкие, судорожно спаянные союзы. В кажой созависимой семье живет демон, на клетке с которым написано: " Меня (моих детей) никто так любить больше не будет. Я никому больше не нужен - не нужна"
Узнаете? Это страх ребенка расстаться с родителем - лучше какой угодно, но "родной". Видеть эти чувства в клиентах  мучительно, и вообще работать с такими случаями трудно. И нередко клиенты уходят сами из терапии, столкнувшись с масштабом своего страха.

Есть несколько основных сценариев развития событий.


- Жертва уходит от насильника, прорабатывает свою травму начинает создавать более здоровый мир, где есть место творческому потенциалу души. Увы, такой сценарий крайне редко происходит путем волевого усилия жертвы - вся система построена так, что личность абсолютно подавлена и мало верит в свои силы, а для такого шага их нужно много. Чаще, в этом самом благополучном сценарии, про почти неслыханном везении,  насильник тем или иным способом сам уходит от жертвы
 - и здесь все зависит от того, насколько мужественно и осознанно будет переработан урок созависимых отношений. Но случаи такие бывают. Еще один вариант ухода - бегство от нарастающего насилия в безопасное убежище, когда явно уже надо спасать жизнь и детей. Именно для этого на западе создаются всякие секретные дома и прочее.

- Люди прилаживаются, и от насильственной смерти или других уголовных происшествий их спасает просто падение жизненных сил. Жертва, как правило, научается хорошо манипулировать насильником, чтобы выгородить себе какой-то островок психической безопасности. Постарев, люди просто теряют кураж или уходят в религиозную истовость, смиряются с судьбой. Возможно, найдутся светлые души, которые и вправду смогут искренне простить себя и другого за погубленную жизнь - и отыщут утешение. Чаще же такие союзы держатся на цементе обиды и глубокой безысходности.

- Маловероятный статистически, но теоретически возможный сценарий - оба прорабатывают свои травмы и находят возможность сохранить отношения и строить отношения на иной близости, не на детско-родительско-инестуальном замесе. Чаще это все же ведет к расставанию - люди ищут здоровые отношения с кем-то другим. Надо понимать, что зависимая личность имеет шанс исцелиться только если перед ней поставят по-настоящему ценную задачу, на одном обещании семейной идиллии тут не выехать. Именно поэтому гениальная программа 12 шагов у Анонимных Алкоголиках подразумевают не больше не меньше как духовный путь и помощь в спасении других. Супруг, который привык быть внутренне правым, безгрешным и обиженным, редко выдерживает такое преображение своего партнера и чувствует собственную ненужность, иногда даже бессознательно пытается споить другого обратно. Поэтому положительный исход более вероятен, если оба начинают с чистого листа.

- И наконец, самый печальный исход - насилие приводит к трагедии: суицид или уголовное преступление.

Лучшее, что мы все можем сделать для того, чтобы этого стало в жизни меньше - быть счастливыми рядом со своими детьми. Показывать им пример того, что внутренняя свобода, воля, искренность, творчество, осознанность - это то, ради чего по-настоящему стоит жить, и чем нельзя жертвовать, никакому демону. Что верность - не то же самое, что лояльность к насилию, что сострадание - не то же самое, что жертвы паче гордости. Что спокойствие и человеческие условия для развития и роста детей - не меньшая ценность, которой стоит сохранять преданность, чем супружеский долг и даже обеты перед алтарем. Христианство никогда не поощряло человеческие жертвы - и  побуждение к духовному подвигу, к развитию в себе любви и великодушия не имеет отношения к мазохизму.

И в саморазрушении и катастрофичности нет никакой красоты - а есть только боль отчаявшейся души,которой нужна помощь, поддержка и вера в себя.
new

Помощь в поисках адвоката

Друзья, те, кто хочет помочь Мише!
Что сейчас действительно нужно - это хороший опытный адвокат по уголовным делам.
Пожалуйста, пишите в почту - ottepelle на гмейле, или в личные сообщения Кате.
Нужны разумные коментарии и советы - пока даже не очень понятно, возбуждено ли дело.
Большая просьба писать конкретно, эмоции лучше в комменты.
new

Сюжет на НТВ

Название довольно отъявленное -
"В борьбе за недвижимость москвичи калечат друг друга"
http://www.ntv.ru/novosti/270695/
Интересно, кого это покалечил Миша, с точки зрения журналистов?
Общий тон сюжета достаточно разумный - но странная фраза в конце о том, что неизвестно, надо ли возбуждать уголовное дело, вызывает недоумение.
Ну да ладно.
Состояние Мишино пока без особых изменений, он все еще в реанимации, сестра его дома - к нему не пускают.
Завтра поедет туда. Я хочу попробовать в понедельник - если отпустят в интенсивную терапию.
new

Полная версия

Выношу из-под замка, отдельным постом - надыбала из старой папки с документами полный текст капустника, который мы с odalizka и, кажется, не без помощи tacente сочиняли лет пять назад, частями я его уже цитировала.
Может, кому и пригодится для утренников - пьеска получилась прелестная, имхо.
Рассказчик:

Вот дом, который построил Джек.

Джек:

На мотив песенки Чебурашки

Я был когда-то нищий,
Без площади, без крыши,
И все мое семейство
Ютилось по углам,
Теперь я не бездомный,
Построил дом огромный,
Теперь, надеюсь, места хватит нам.
Collapse )
скачет

Мани-мании

Меня всегда занимало, что ощущение "богатства" и "бедности" заложено в нас системно, то есть дело совершенно не в количестве денег. Это, скорее, про то, как ты воспринимаешь недоступные объекты - с какими чувствами. Ощущение себя богатеньким состоит и в легкости необязательной траты, и размер этой траты не имеет решающего значения.
С одной стороны, мне для более-менее спокойного самоощущения достаточно, что я в своих основных расходах доживаю до следующей получки (написала - и подумала, что слово звучит гнусно, по-собачьи, здесь и подачка, и случка какая-то и потачка и поноска). В то же время обязательные траты вызывают у меня неимоверное раздражение - за интернет ли, за квартиру, за жидкость для контактных линз я плачу с таким внутренним возмущением, словно это дань неведомым рекетирам. Зато все спонтанные траты дают мне эйфорические ощущения - купила тут сразу десяток плюшевых смешариков на 50 долларов и чувствовала себя абсолютно счастливой. Карманные и дорожные деньги старшему сыну, которые приходится выдавать ежедневно, отрываю от себя хмуро и ворчливо, а если его же субсидирую на поход в кино, радуюсь.
Легко смиряясь с недоступностью для меня канар и мерседеса - или даже хендая и туниса - я чувствую себя превосходно при мысли о том, что по дороге на работу могу купить себе самые дорогие колготки в нашем подземном переходе. И в кошельке у меня, как правило, денег как раз с запсом на пресловутые колготки.
Мне нравится жить с ощущением, что я могу побаловать себя и детей какой-то мелочью, и мне хочется не спугнуть свою удачу, просто пусть размеры этого баловства растут год от года.

У меня часто возникает порыв заплатить за попутчика или сотрапезника - однако меня искренне расстраивает, когда я вижу, что ему-ей даже при наличии денег было бы неприятно компенсировать мою долю. Вообще, наблюдение за мужчиной в ситуации совместного похода в магазин и покупки чего-то в складчину - неприятное испытание, ибо может обнаружить в нем отравляющие свойства. При мысли, что кто-то может решить, будто я пользуюсь чужим кошельком для своих прихотей, моя гордыня проступает белилами по всей коже. Это не значит, что я всегда настаиваю на разделении покупок. Это значит, что я всегда чувствую по поведению человека, что он может меня заподозрить в вымогательстве, и снести этого не могу. А если я вижу, как человек с тайным облегчением прячет обратно кошелек в супермаркете, то меня посещает жалость, за которую тут же стыдно, и тут же стыдно за свой стыд и снисходительность - в общем, концентрация таких чувств, которые не имеют имени, потому что ты их топишь в себе раньше, чем успеваешь назвать.
Джентльмен не должен быть скрягой, говаривала моя свекровь. Для меня очевидно и то, что леди не должна быть выжигой. Поэтому мне не столь важно, кто за кого платит - я просто не могу видеть, когда человек жмется, верю, что это никак не связано с состоянием, а только с внутренним ощущением состоятельности и отношением к жизни в целом. И отношением ко мне в том числе, да.
Я помню, как мы с N. тратили последние пять рублей на сущую ерунду вроде покататься на лошади в парке. И повязанные этой преступной расточительностью, любили друг друга щедрее, чем когда-либо.
new

сон маньяка

Приснилась под утро коммерческая идея, которая казалась такой гениальной, что некоторое время после пробуждения я думала стоит ли писать о ней в журнал - как бы не украли.
Идея состоит в создании сети агентств, которые оказывают помощь в написании писем: любого свойства, от офииальных до любовных. По задумке, степень распространения таких пунктов помощи должна быть как у "Связного" какого-нибудь, то есть буквально на каждом шагу разбросаны по городу. Название салонов, как во сне же и решилось - "Бержерак". Вариант "Сирано" был отвергнут, из-за созвучия с выражением "все равно" и несклоняемости.
Слоган как-то не получался, "письма счастья" себя дискредитировали, а другое не лезло, хотелось чего-то простого, типа "пишите письма".
new

(no subject)

В гостях обогатилась двумя дивными словами: мшелоимство и скверноприимничество (Апдейт - ошиблась, умные люди поправили!скверноприбытчество!). И то, и другое - грех. Меня убеждали, что скверноприбытчество это воровство, но я полагаю, что это следующая стадия мшелоимства (о, какая музыка в этом слове, тебе, тебе, мой друг, его пою!) - когда хлам тащат в дом с помойки.
Как живо я представляю себе каноника, которого слезы несчастных жен побудили внести мшелоимство в покаянный список! Такой термин мог сочинить истинный поэт, тайно сочувствующий страсти хранить в избе истлевшую дратву, дряхлую посконь, крепкие, хоть и подгнившие хомуты и клубочки вервия, которым еще можно что-то подвязать!