Category: искусство

new

О приобретениях

Когда-то я совершенно не понимала, как могут быть интересны долгие рассказы людей об их проблемах - но как это всегда бывает, всякая деятельность, если ты до нее дозрел и подошел совсем близко, не имеет ничего общего с представлением о ней издалека.
Осознавания моих клиентов оказались для меня постоянным вдохновением и ресурсом - и для своих собственных внутренних процессов, и для перекрестного опыления в работе с другими клиентами.
Из последних находок.
Девушка разбирает ворох платков, шарфиков и шалей, символизирующий ее сумбурные чувства. По одному выбирает платочки и рассказывает - о чем это, окутывается в них, гладит, приглядывается, выступает от имени этих разных своих частей-эмоций. Она достает большое светло-зеленое парео, на котором рдеют огромные красные маки.
- А это про определенность и сдежанность в чувствах ("фигассе сдержанность! - думаю я, глядя на полыхающие цветы). Это я учусь так общаться, но у меня редко получается. Когда не пользуешься большой палитрой, а сосредоточенно и уверенно рисуешь, как здесь, двумя-тремя цветами. 
У нее есть склонность "выскакивать" из чувства, обесценивать его или разочаровываться в своей способности его удержать, поэтому я предлагаю ей закрыть глаза и представить себе эти несколько красок, хорошую кисть и наслаждение от рисунка, выверенного и отточенного, в то же время свободного, как в китайской живописи. Я сама при этом закрываю глаза и в легком общем трансе мысленно рисую с ней эти маки - в этот момент происходит какая-то неведомая мне сцепка разных ощущений, и этот способ общения "малой палитрой", сдержанный и внятный, становится и моим тоже.
Другой пример. Говорим с О. о том, что любовь это такое собственное богатство, которое тогда становится неразменным, когда взамен ничего не ждешь. О говорит: да, поэтому делиться нужно, когда у тебя и правда избыток, а когда самой не хватает - стараться уходить от контакта.
И тут я понимаю, что  это самое трудное для меня - и, наверное, самое важное: не позволять себе переносить свое "минус состояние" на общение с теми, кто мне дорог (да и остальных тоже можно пожалеть).  В состоянии никчемности, неприкаянности, когда в попе некругло,я становлюсь такой ложно-избыточной, что меня саму потом мучает похмелье, вызывающее новую потребность в дозе самоизлияния. При этом, что интересно, мне в этом состоянии очень помогает, если я сталкиваюсь с чужой неуверенностью - словно помощь другим страдальцам обращает дурное полнокровие в осмысленное донорство. Это может быть даже тот же самый человек, по поводу которого у меня возникла неуверенность и хандра.
И если с момента этого разговора с О. я все еще иногда срываюсь со своими близкими  на "лишнее", однако я уже честно могу себе сказать, что это не здоровая потребность в коммуникации, а интервенция, и внутри меня всякий такой слив засчитан. 


new

Дежавю

Задаю дидактический вопрос Мише, из какой-то развивающей книжки:
- Кто работает в театре?
Миша:
- Люди, львы...
То ли Римские зрелища, то ли цирк на Воробьевых горах, то ли Чехов.
Мишка

(no subject)

Мишка выходит из комнаты и трагическим голосом говорит:
- Ограбили! У меня ограбили человека-паука!
Имелось в виду, конечно, что он футболку с его портретом найти не может.
new

(no subject)

Как часто женщины используют одних мужчин в качестве бойниц, на которые можно опереться, пуская стрелы в других!
Особое искусство при этом - добиться, чтобы каждый из них чувствовал себя не бойницей, а бойцом, но не был уверен на сто процентов.
new

Вдруг ностальгическое

Мишка говорит, когда просит заново читать от печки любимую книгу: давай начнем с первоначала.
Меня пленяет это слово.
В детстве я начинала бесчисленное количество тетрадок - исписывала пару страниц и заводила новую, потому что в старой уже появлялись страницы, которые мне не нравились, поэтому у меня скапливалось огромное, немыслимое количество "черновиков" - тетрадок с выраванными первыми страницами - и выпадающими с конца листками.
Была уверена, что почти все так делают - и с изумлением обнаружила, что у мужа в архиве все тетрадки исписаны под завязку. Сейчас у Васи, кстати, та же самая повадка, что у меня.
Так приятно начинать новую тетрадь, я помню запах трехкопеечных, тех что подороже, розовых и салатовых тетрадок - с промокашками и полями. Они пахли целлулоидом, что ли, остреньким чем-то, и при попадании на обложку влаги - шли исчезающими пятнами. В новой тетрадке есть какая-то бархатистость первых страниц и особая температура, прохлада, как у подушки, на которую только что лег и не успел нагреть. Раскрыть новую тетрадку и провести ребром ладони сверху вниз, приглаживая ее нетронутость - ах, какое счастьеCollapse )
new

Мишкины рисунки

Давно я не печатала картинок.
Итак - рисунки Миши (3,5 года)
(или я ничего не понимаю, или в общем случае дети рисуют как-то иначе)
а также фотопортреты юного художника, он же с мамой, и его старший братец.Collapse )
new

(no subject)

Ура! Нашла сына своим медведям! Стала разбирать детский хлам - и он лежал в ящике, погребенный под хламом. В. привез его из Франции два года назад, он матрос в тельняшечке (правда, без штанов, ах, Марсель, Марсель!). Как я могла о нем забыть? Портретное сходство с финскими родителями-фермерами - неоспоримое. Я горжусь им - он не остался припаянным к креслу (см.). Он преодолел себя, пошел в мореходку, вот, во Францию сплавал. Сейчас у него отпуск. Мама варит ему суп из пенопластовой пятки розового цвета (входила в креативный набор, в котором надо было прилеплять к воздушному шарику нос, глаза, руки-ноги), а также с желтыми грибами из мозаики и хвойными иголками. Папа в гостиной что-то впаривает о политике. А он сидит в кресле (взрослом, детское давно выбросили), смотрит в одну точку, думает - суит хоум, епрст... Ему хорошо, и маминым супом пахнет.
Непонятно, что делать с тем, который припаян к креслу. Будем считать, что это скульптурный портрет, что ли?