Category: дача

new

Мишка и любовь

- Ну, ты ведь когда-нибудь женишься!
- Да, женюсь. Мне это нравится. Я хочу посмотреть, что из этого получится.


Прислал мне смс с дачи в четверг: "I louve you". Счастье.
Мишка

(no subject)

Мишка соскучился по своим игрушкам, пока был на даче. Поэтому в постель перекочевывают бесчисленные звери, люди (кукла Саша неопределенного пола) львы (тигрик, запрыгнувший мне в сумку из дачных кустов), орлы (уван) и куропатки (попугай, которого я потребовала убрать, ибо он кричит во сне).
Миша задумчиво смотрит вокруг, прглядывается к плюшевому уроду с кожаным футбольным мячом вместо головы:
- Возьму-ка я еще этого футбола.
девочка Лю

К октябрю я настроила на даче GPRS

Маленький Мишка в огромной взрослой кепке встречал меня на станции с няней , а потом мы с ним под звездами шли к даче.
Ближе к дому оказалось, что пока мы рассматривали Кассиопею и Большую Медведицу, кто-то из кустов юркнул в мой пакет. А дома выяснилось, что этот кто-то был маленький тигренок, который поджидал нас , потому что хотел с Мишкой познакомиться.
Накормленный фисташками и кабачковыми оладьями, тигренок лег спать, и мы с Мишей по очереди рассказывали ему сказки. Моя была просветительской – про непостижимые превращения гусениц в бабочек, и про то, как они ухитряются одновременно вредить и приносить пользу растениям (мысль, впервые меня посетившая – есть какая-то высшая справедливость в том, что в одной своей ипостаси эти божьи твари поедают растения, а в другой – способствуют их размножению, замкнутая система, позволяющая предположить, что где-то может быть планетка, на которой живут только бабочки и цветы).
Мишкина же сказка была какая-то… ну, хтоническая, бог весть что я вкладываю обычно в это слово:
«И вот Тигренок так тихо, так покойно заснул и увидел сон… Что это? Что? Что?(мне: это сон!) . Кто там поет: сколько ему лет, сколько ему лет? И вот они поют, поют (поет): Мише Сонькину сколько? Сколько леееет? Ему шесть лет! (стучит в стену, сердитым голосом) прекратите пение! Мы засыпаем! (поет) Ему шесть лет! Ему шесть лет! А Даша Беловна, сколько ей лееет! Ей пять лет, она подрослааа! (опять стучит в стену) прекратите безобразие, мы спим! (и т.д., и т.п.)»
Еще он называет сигарету «курина».
Смотрит, как я стряхиваю пепел в керамическую пепельницу в виде башмака, и говорит вкрадчиво, весело и строго одновременно: «Мама, зачем ты куришь в этот противный, грязный чужой башмак?!»
В принципе, чтобы он хохотал от души, сейчас достаточно произнести слово «попа». Столько радости! Но ведь и правда смешное слово-то, что уж тут скрывать.
Столько счастья – шагать с ним под звездами, по ночной дачной дороге, а я нагруженная сумками с кучей ерунды и тигренком впридачу, а он несет шарик в виде надутой хирургической перчатки, которую ему подарили ласковые красивые девушки на станции и говорит: «Мама, это похоже на коровьи выми, а белые потому что там мОлОкО».
new

Тем, кто

У меня неожиданно образовались небольшие каникулы - Мишка пробудет несколько дней на даче, поэтому некоторыми вечерами я буду available для культпоходов типа в кино и для распивания типа кофе в центре города.Правда, у меня разыгралась непонятная аллергия или коньюктивит какого-то еще происхождения - и я чихлива, слезлива и временно потеряла квалификацию своей красоты и молодости.
В общем, кого это не отпугнет - и с кем в последнее время мне было трудно встретиться из-за привязки к дому - имейте в виду.
new

Уж. Небо. Осенью

- Мама, не хохотай!
Маленький Мишка держится за перила крылечка и голос его строг.
- Почему это не хохотать? Я смеюсь, потому что ты мне нравишься.
Мишка задумывается, в глубине души он знает, что я смеюсь удачной шуткеbars_of_cage'а, который стоит рядом.
- Потому что когда нравится, не смеются.
- Что вдруг?
- Потому что прекрасное это грустно.
Нет более надежного способа переключить на себя внимание собеседников, чем неожиданно глубокое высказывание.

Тем самым текущим суткам был задан чеховский тонCollapse )
грусть молчи

О желаниях

Не то чтобы нет желаний. Просто незаметно ушли ожидания чего бы то ни было от кого бы то ни было - и все неуловимо и волшебно изменилось.
У желаний бывает тугой полет - как у тенисного мяча на Уимблдонском поле. Такие желания энергично радуются ответу с противоположной стороны и обжигаются об сетку.
Другие - как увесиситый шар боулинга, набирают силу по мере того, как накатывают, и если не удается сбить все кегли - ухают куда-то в низ живота нерастраченной тяжестью.
А бывает летний бадминтон на даче, когда вяло замахиваясь ракеткой, не очень-то веришь в смысл занятия, когда процесс существеннее азарта, и можно остановить игру, задумчиво почесывая комариный укус, перепутать все подачи - и в конце концов переместиться в малинник, бросив ракетки на скамейке.
У меня нынче лето таких бадминтоновых желаний, если и влюблена, то как кошка, гуляющая сама по себе. Да еще и вопрос - в кого.
Пусть время тянется медленно - и пусть будут теплые вечера, с вялыми разговорам, когда валяться на траве плечом к плечу - самое что ни на есть осмысленное занятие. Реплики теряют принадлежность, потом невозможно вспомнить, кто что сказал.
Когда-то мне рассказывала Т.: утром он открывает глаза, целует меня в затылок - и у меня приключается оргазм.
Я думала - это что-то о свойствах страсти. Но это о темпе жизни, о желаниях комнатной, камерной температуры, об отсутствии планов и ожиданий. Места на внутренней стороне локтевого сгиба или полоска шеи между ухом и ключицей оказываются непредсказуемо отзывчивы на прикосновение - на лавочке от слова love можно ластиться не от слова lust. Чашка чая, выпитая с закрытыми глазами с ложки, круче, чем девять с половиной недель - срок среднего городского романа.
Я не жду в любой день, с вечера до позднего вечера - можно приходить, только если ничего не имеешь против. .
Плыву себе, опустив весла, и мой июль не холоден и не горяч, как раз подходящей температуры.
new

(no subject)

Пока migabaj находится на даче, его журнал не пополняется. Зато семилетний мальчик с очень непростой судьбой, живущий в Америке, Артур, стараясь не потерять родной русский язык, завел похожий журнал. Ему тоже нравится придумывать "зогатки". Он очень ждет отзывов - а ему по ряду обстоятельств сейчас совершенно необходимы участие и поддержка друзей. Пожалуйста, не поленитесь, загляните к нему на огонек, поучаствуйте в игре. Мне очень хочется, чтобы его голос был услышан, этот мальчик имеет отношение к близким и дорогим мне людям.
new

(no subject)

Сама мысль поучаствовать в какой-то разухабистой жж дискуссии - из тех, что вызывают многостраничные скандалы - меня просто ужасает. Попаду иной раз по чьей-то ссылке - и всякий раз с паникой гляжу на разбегающиеся, как в учебнике ботаники, где почва в разрезе, ветвистые корни тредов, переваливших за 50 комментариев.
Еще такое странное ощущение одновременного разговора одних и тех же людей в разных углах пространства, как если бы люди на какой-нибудь "пати" могли расклонироваться и побеседовать сразу и в гостиной, и на веранде, и в саду у фонтатна.
Атмосфера же спора, где всяк может принять участие - и убогий старик и вдовица (или убогий вдовец и старушка? или как-то там иначе было? вечно путаю) - вообще отдельная тема.
Вот искренее не разделяю радостного оживления в скандалах. Все хорохорятся, даже умные пишут запальчиво и принуждены как-то реагировать на провокаторов, отчего кажутся примитивнее сразу.
Бывают, конечно, уморительно смешные темы или комменты - ну вроде мышей и их приобретения - но и то мне всегда ужасно не нравится эта необходимость взрывать динамитами входы в отдельные коридоры обсуждения. А нормального разворачивателя тредов я так и не нашла, кстати.
Доктор, это снобизм? Или какие-то психозы? Кстати, в трехмерной жизни я тоже давно разлюбила любые споры.
Кстати, помню, как лет десять назад на даче ТТ будила меня, днем прикорнувшую подремать, словами :"Вставай, пойдем спорить".
очки

Мишечка

Идем по дороге от станции. Проходим мимо чьей-то дачи, перед воротами песочница с девочкой лет трех. Она кричит нам:
- Вы куда идете?
- К себе на дачу, детка - отвечаю.
Миша:
- Меня зовут Миша.
- А меня Настя!
- Хорошее имя! - отвечает мой сын, не прекращая идти (ого! думаю я)
- Настенька, - говорю - Миша к тебе потом придет поиграть.
Мишка останавливается, говорит:
- Тогда я не видел ее лица!
Направляется к песочнице, руки в боки, смотрит на девочку в упор, потом на песочницу.
- У нее хорошие формочки! - говорит.

- Формочки? - удивленно переспрашивает bars_of_cage, когда я пересказываю этот эпизод гостям.
- Ну да - реагирует кто-то из присутствующих - логично: у девушек формы, у девочек формочки.

Мишка мучал меня двое суток, утверждая, что он должен спечь аканавар . Это, пояснял он, такой торт. Делается очень просто. Берется тесто, потом крем, потом ягоды. Получается аканавар. Я пыталась и так и сяк отвертеться - малодушно предлагая взамен блинчики с яблоками и корицей. Потом нашла гениальный выход. Приедет, говорю, папа сегодня вечером - и вы с ним прекрасно испечете аканавар.
Прости, В.! Это было единственным выходом. Надеюсь, аканавар удастся вам на славу!
new

Жить-поживать

- Миш, давай сочинять сказки. Я тебе скажу два совсем разных слова, а ты придумаешь сказку. Например... гусь и карандаш.
- Жил-был гусь. Он нашел карандаш. И стали они жить-поживать и добра наживать.
- Ну, так слишком просто. Например: нашел гусь карандаш, подумал, что это червяк - да и проглотил его.. И карандаш застрял у него в горле (боже, что за ересь я несу!) и стала у него шея прямая...
- Как у жирафа!
- Да, а потом гусь загордился и пошел пятнами, и все так и думали, что это жираф, а потом карандаш сломался...
- И он его выплюнил и стал жить-поживать...
- Ладно, теперь твоя очередь придумывать слова!
- Миша и... мама!
- Ну, это разве такие уж разные слова? давай другие.
- Козел и стена!
- Жил был козел, он жил во дворе за высокой стеной и очень хотел за нее заглянуть, но не мог так высоко подпрыгнуть...
- И тогда стал жить-поживать и добра наживать! Давай лучше опять меня пощекочем.

В субботу вечером я вышла из электрички на плтаформу и ощущение "господи, как хорошо!" было таким сильным, что я даже изумилась. Почему-то именно в эту минуту я осознала, в каком аду я прожила прошлое лето, раз я ни разу не заметила, как прекрасны и эта старая дача, и яблони, и воздух. В большом горе содержится одна чудовищная и жизнеутверждающая эмоция: ты понимаешь, что после того, как оно произойдет, ты его больше не испытаешь. И когда-нибудь окружающий воздух перестанет превращаться в аммиак и метан в твоих легких.
По дороге я встретила ту самую черную кошку, что прошлым августом дождалась меня и перешла дорогу, когда я ехала с дачи за день до маминой смерти. Сейчас кошка сидела и умывалась; на солнце ее шерсть отливала коричневым.

Вечером разогревать гречневую кашу в старенькой летней кухне, пока ошалевший ребенок носится с подругой-соседкой по саду, на ночь говорить с ним о том и о сем, а потом молча смотреть, как сон опускается на его щеки и ресницы теплой тяжестью. Утром грызть с ним по очереди огромное сочное яблоко, лежа в постели. И мысленно ощупывать предстоящую толщу дня, как правую половину книги.

Всякий раз заново понимаешь, что жизнь делают осмысленной только простые вещи: ветер, перебирающий вечерний сад, забытый в песочнице игрушечный клоун, дети поднимаются на крыльцо, держась за руки, "жить-поживать" и гречневая каша с колбасой, нафталиновый запах из комода, боль по тем, кто нас покинул, задремать на веранде, ликующий смех от щекотки, прошлогодний рисунок с курицой без ног и нынешнего года - с подписью "малинький кузичка", земляничный чай, горько-жгучая обратная дорога по умытому ливнем поселку, когда твои виноватые губы еще несут отпечаток лучшей в мире бархатной тугой щеки. Понимаешь, что ради этих вещей только и затевалась жизнь - и оттого в каждой из них есть точка входа в настоящее. И связываться стоит лишь с теми людьми, кто это тоже знает.