Category: армия

очки

(no subject)

Аааа! не могу не поделиться! наверняка сказки древния Бояна, но ведь все так, все так! Что там пишет Барс о взаимоотношениях верха и низа? А как вам такой главнокомандующий, господа-офицеры-молчать?
Вам смешно, а я так живу.
девочка Лю

Моя жизнь как сон

Вчера вернулась домой под утро - пока валилась в сон, думала с восторгом, что никакой звонок будильника не разорвет вороньим мессершмитом мою тишину - встала в три, прошлась в пижаме по комнатам. С удовольствием наметила обширные планы на день: вымыть посуду за позвчерашними гостями, застелить постель (может быть) и убрать из ванной скопившиеся там пять тапочков.
К настоящему моменту стало понятно, что выполнить все это я не успею. Все, что мне удалось за это время - позавтракать тремя сортами сыра и кочерыжкой ананаса, оставшимися от тех ж: позавчерашних, и дважды еще поспать. Остается считать завтрак ужином и решить, что сегодня я живу в другом часовом поясе.
Но сны! Что за прелесть эти дневные сны - инкрустиированные чувством вины за бесцельно проспанные годы!
В одном из них мы с Карин, предварительно поссориввшись, а потом полежав рядом на кровати в безмолвном примиряющем молчании, шли куда-то в тех самых тапочках их ванной, мягкая, цензурированная форма архетипического кошмара, когда разгуливаешь нагишом.
А во втором сне я иду на Тишинский рынок - снимок 1979 года - и вижу странные картины полувоенного образца: три кавказца стоят за мешками с картошкой, прикрывая ладонями пах, то ли как футболисты при пенальти, то ли как новобранцы на медосмотре. Вокруг люди с винтовками. Мне позарез надо купить чай.
Я захожу в павильон и кассирша за окошечком медленно цитирует какую-то мудрость нетерпеливой девушке, которая переминается и почти плачет, пока та считает ее сотенные купюры бесконечно долго. Я спрашиваю, сколько стоит чай, мне называют сумму в 16 рублей, я достаю десятку, две двухрублевые монеты и два рубля, в этот момент осознаю странность происходящего: ангар-магазин закрывают со всех сторон и раздают немногочисленным присутствующим винтовки, мне в том числе. Оказывается, из-з дня смерти Сталина беспорядки среди дагестанцев. Мне объясняют, что это необходимые меры безопасности, я нахожу какую-то плоскую деревянную подставку-скамеечку и сажусь. Все вокруг проникнуто советским овощным магазином - с его многоразовыми замшелыми деревянными ящиками, простым отношением к земляной грязи, прилипающей к рукам, запахом чернослива и соленых огурцов.
Я сижу у стены, и в моих руках оказывается книга, уже изрядно потрепанная. Я вспоминаю, что кто-то вручил мне ее в подарок на день рождения, сопроводив словами "Смотри, что я тут нашел в книжном магазине" - и я рассеяно кивнула в ответ, уже лучезарно улыбаясь другому гостю. И тут я осознаю, что это моя книга, книга "Оттепель", в которой - мои дневниковые записи, выпущенная в серии типа "Русский блог" или что-то в этом духе. Я открываю ее и не сразу понимаю, что это записи хотя несомненно мои, но их в природе не существует. Там есть запись, в частности, где перечернуты слова - не свойственная мне манера, но там она как-то к месту, и есть выражение "вслух и вполуха", которое меня чем-то цепляет. Некоторые "посты" датированы 1998 годом, и вообще, все они перемешаны по хронологии. Оформлена она из рук вон плохо, но все эе это настоящая книга. Я потрясенно листаю ее, а вокруг, за закрытыми наглух окнами и дверями, идет дождь и люди с винтовками стерегут наш магазин от дагестанцев, и когда кончится это - дождь и осада - неизвестно.
new

Младые незнакомые

В каждом возрасте, все же, свои удовольствия. Вот ты уже имеешь возможность флиртовать в ICQ с одноклассниками собственного сына...
Некто под ником ERECTIS SICUT DEUS посоветовал Васе идти спать - мол, завтра сочинение.
Я ответила за Васю, что он уже спит, но я, как мама, тронута такой заботой.
Он сказал, что счастлив и польщен.
Я - что, как я погляжу, его легко сделать счастливым и это замечательное свойство характера.
Этот мерзавец ответствовал,: да, я создан для конструктивной любви и улыбки.
Я - что это звучит загадочно, но бодрит.
В итоге он посетовал, что ему, увы, пора откланяться, но "до свидания, надеюсь, до скорого".

Нет, ну каков гусь, а? Если подумать - уже есть целая армия сердцеедов моложе двадцати, вот что поразительно.