November 25th, 2003

new

Самоаналитическое

Читаю "мемуарные виньетки" (название само по себе немыслимое, в духе Северянина) Жолковского.

Чувство при этом - гадливый интерес. Раздражает как стиль, так и фигура автора. Жлобковская какая-то фигура.
Основная претезия к стилю - ни словечка в простоте. Я вообще не люблю этот структуралистский интеллектуал-большевизм. А тут еще особый личный выпендреж. Вот он пишет про свое сложные взаимоотношения с вещами: "История удержаний, пропаж, поисков, находок и новых утрат образует канву моего непрерывного, по большей части смешного и в целом безнадежного посессивного квеста". или:"При мне была обычная сумка, которая и насытила первую и основную валентность моего самоконтроля".
Плюс к этому человек не только с наслаждением пишет о том, как он изрядно пошутил, он еще прибавляет, как правило: это так понравилось собеседнику, что он всем меня цитировал.
Автор искренне полагает, что читателю интереснее всего на свете он, ласточка, и то, какие котлеты он любил в детстве и потом требовал от своих жен.
Все-таки в мемуарной литературе есть как минимум два направления:"я, любимый" и "мир вокруг меня".
И вот так, продираясь сквозь эти дебри, ловлю себя на том, что меня потому так раздражает его стиль, что он представляет собой доведенный до пародийности мой собственный! Я тоже люблю слово "валентность" пихать куда ни попадя. И если не использую словцо "провербиальный" через страницу, то, в сущности, вполне могла бы. Мне хотелось бы думать, что я не употребляю столько причастий и отглагольных существительных на единицу текста, но не поручусь.

А то, что я сейчас все это пишу - свидетельство изрядной зацикленности на себе.

И узрев себя, устыдилась, и бежала прочь в пустыню, и там скрылась.
new

(no subject)

Интересно, это только я гораздо хуже вижу опечатки в окне Семаджика и в окне комментария, чем в дневнике? Постоянно лезу и поправляю всякие глупости после того, как запись опубликована.
new

(no subject)

Впрочем, мне понравилось у Жолковского - когда в лингвистической лаборатории им надо было придумать машину для автоматического перевода, а компьютеров при этом еще не выдавали, он предложил прибор для автоматического перевода с румынского на молдавский - машинку с латинским шрифтом, где на латинские клавиши наклеены рядом русские буквы.
Линор, как я понимаю - ты как раз на таком приборе работаешь.