April 26th, 2003

new

(no subject)

Слон Мартин в линорской сказке увеличивается от переживаний. Несмотря на откровенность метафоры - это потрясающе тонкое наблюдение. Люди ведь делятся на две категории. Одна - слоны, которые от неуверенности, тоски и потребности в любви переполняются собой и чувствуют, что их слишком много, тяготятся избытком себя. А другая половина в таком состоянии - сворачивается в воронки и начинает засасывать. Слону рядом с воронкой хорошо и правильно, если они замкнуты друг на друге. Но когда механизм сбоит, то начинаются ужасы.

Из моих сыновей Вася - слон, а Мишка - воронка.

Еще мне кажется, что слоны инстинктивно отвергают других слонов, довольно быстро понимают, что рядом у них нет пространства для роста. А вот воронки не всегда избегают искушения померяться центростремительными силами с себе подобными.