January 20th, 2003

new

(no subject)

Надо бы изучить поподробнее, как пишутся первые постинги. Вообще, хорошая тема для диссертации. Интересно, это распространенный эффект - когда ощущения, будто впервые в жизни надела мини-юбку, чувствуешь себя ужасно голой, и как посмотрешь - у всех вокруг ноги лучше.

Во-первых - к кому все это обращено? К себе, к другу стихотворцу, к "милому дневничку", dear diary? Посмотришь список друзей (надо, наверное, говорить "френдов")возникших по мановению волшебной палочки (спасибо, Линор!) - вроде уже собралась компания, молчаливо подбадривают, машут своими биноклями. Возникает желание поклониться, извлечь кролика из шляпы.

Второе - это наследие социального опыта, неистребимой потребности перенимать немедленно манеру собеседника. Сама за собой отслеживаешь, кажется - застукают. Потом привыкаешь, что в этом свои плюсы, это считается - приятный собеседник. Но ведь есть такие юзеры, которых смерть как хочется копировать. Помню, когда мы с братом слушали раннего оперного Моцарта или Россини, то потом целый день разговаривали речитативами. Стилистическая сиротливая неустроенность ищет объект для подражания.

Кто-нибудь помнит свои ощущения, как оно начиналось?
new

(no subject)

Старший сын хочет сходить на "8 miles", ибо фанат Эминема. Мы выражаем сомнения, что на фильм пускают двенадцатилетних. Ну, ничего! - беспечно отвечает он, вы мне напишете сопроводительное письмо. Что-нибудь вроде "Пустите его, he fucking likes Eminem!"

Помню, как несмотря на всю нашу демократичность, мы сомневались, следует ли ему, тогда десятилетнему, смотреть South park (полную версию). Вряд ли, думали мы, он узнает много новых слов, но ведь песни такие привязчивые. Будет себе под нос напевать какого-нибудь "анкл-фака" в школе, стремно. Но с другой стороны - мультик-то гениальный. Приняли компромиссное решение - пусть смотрит, но не в нашем присутствии. Чтоб вопросов по тексту по крайней мере не задавал.
new

(no subject)

Есть ведь еще раннеподростковые дневники - трехмерные вполне. Наткнешься на них лет через пять - охватывает непреодолимое желание выбросить это, поскольку ужас и стыд непереносимые. Потом думаешь - вероятно, еще лет через десять-пятнадцать это покажется умильным младенческим лепетом. Фигня. Судя по тому, что стыд и ужас никуда не деваются, смениться они могут только дзенским равнодушием лет в восемьдесят. Стало быть, надо было все же выкинуть вовремя.
Детям это показывать нельзя ("Оkaу, Marge, as long as we're traumatizing the kids..."). Вредоносное влияние на неокрепшие умы куда круче, чем от Eminema, который (сорри мама) чистит свой closet.
new

(no subject)

Ура! Нашла сына своим медведям! Стала разбирать детский хлам - и он лежал в ящике, погребенный под хламом. В. привез его из Франции два года назад, он матрос в тельняшечке (правда, без штанов, ах, Марсель, Марсель!). Как я могла о нем забыть? Портретное сходство с финскими родителями-фермерами - неоспоримое. Я горжусь им - он не остался припаянным к креслу (см.). Он преодолел себя, пошел в мореходку, вот, во Францию сплавал. Сейчас у него отпуск. Мама варит ему суп из пенопластовой пятки розового цвета (входила в креативный набор, в котором надо было прилеплять к воздушному шарику нос, глаза, руки-ноги), а также с желтыми грибами из мозаики и хвойными иголками. Папа в гостиной что-то впаривает о политике. А он сидит в кресле (взрослом, детское давно выбросили), смотрит в одну точку, думает - суит хоум, епрст... Ему хорошо, и маминым супом пахнет.
Непонятно, что делать с тем, который припаян к креслу. Будем считать, что это скульптурный портрет, что ли?