thoughtful wishing (otte_pelle) wrote,
thoughtful wishing
otte_pelle

Хроники московской барыни

Давно не писала сюда - измена с фейсбуком, в общем, не приносит радости, разве что много социальных поглаживаний в виде лайков. В жж прихожу почти как к заколоченному райкому, все ушли во фрунт, обмениваться газетными статьями, ахать, вздыхать, сокрушаться, делиться фотками детей и пейзажами из окон отелей. Есть ощущение. что в жж немножко разговариваешь сам с собой - а между тем почитала записи пятилетней давности и облилась слезами, как же хорошо было тут в те времена!
Получить отзыв в жж дорогого стоит, поскольку даже плюсадин требует в пять раз больше усилий, чем нажимание на кнопку лайка. В жж тебе надо заинтересовать собеседника, да еще разборчивого, а в фб - просто понравиться или умилить.
Надо бы, конечно, иногда возвращаться к родным пенатам.
Конечно, злит, что тут еще разруха в клозетах - картинки, например, у меня все реже получается вставить, глючит беспрестанно.
В ФБ, в частности, писала тут недавно:
"Наткнувшись на предложение Ольшанского сделать рекламной кампанией Навального лицо честного дворника из Ярославской области (а из штаба Навального шлют благодарные поклоны за идею), кстати вспомнила, что уже который год пытаюсь найти в Ярославской области расторопную дворничиху, которая поможет мне отмыть мой дом после зимы от мышиных какашек и паутины. Я и сама могу, как показывает практика, но почему бы не сделать богоугодное дело и не помочь честным ярославским труженикам заработать трудовой рубль, а мне сберечь свою спину от надрыва. Нынче решила попристальнее изучить вопрос. Как выяснилось, уборка трехкомнатной квартиры в Переславле оценивается в 3000 рублей. Для сравнения, мои киргизки убираются у меня в три раза дешевле (правда часто и постоянно), но тем не менее. Нашлось всего три телефона на весь переславский район - почему-то одной из первых выпадает "уборка после смерти", видимо при жизни прибираться у нас не принято - и все разговаривают довольно привиредливо и провинциальных цен отнюдь не обещают. Вот и не знаю. соглашаться ли на такие расценки.

Эх, где моя усадьба, с ражими поденщицами-поломойками, а я в белом просторном платье сижу на веранде, кушаю простоквашу и ботвинью и нюхаю цветки и настурции? Из меня вышла бы отличная барыня - веселая, приветливая и не дающая сесть себе на шею. А вечерами играть с детьми в шарады, заниматься столоверчением и пением романсов, а 17 год пусть никогда не наступает."

Потом было продолжение о реальном столкновении с ярославскими тружениками:
"Вот опять же история на модную нынче тему мигрантов-шмигрантов. В прошлом году после обзвона немногочисленных объявлений, предлагающих покос в Переславском районе (поскольку наш местный деревенский работник спился, завонялся, обнаглел и охуел как-то уж слишком одновременно) - и нашла светлого человека Володю, который по сходной цене покосил мне участок быстро и без проволочек. Образцовый "ярославский дворник" - прямо хоть в штаб Навальному его. Однако то было год назад. В этом году он уже привез работника среднеазиатской национальности (дело было в мое отсутствие), сам не косил, только деньги брал.
Я приехала - у меня уже тут снова сплошное на-дальней-станции-сойду вокруг, к сортиру не проберешься. Позвонила Володе. Мне не понравилось, как он уж очень вкрадчиво три дня вел со мной переговоры, обещая приехать. Однако приехал - опять с узбеком (красивый, кстати, с достоинством мужик из-под Хорезма, загляденье) - пьяный (который Володя) с утреца во вторник. Не очень понимаю, как доехал. Оставил узбека, поехал пить дальше. Тот все сделал к середине дня, сидит ждет - когда за ним приедут. Володя по телефону отвечает невразумительно, выражает непонимание, где находится Алишер и кто мы вообще все такие. Короче, к 6 вечера я говорю - ступай, Алишер, пешком, пока светло. Дала ему 500 рублей (больше брать не захотел подозреваю, что это весь его гонорар).
Наутро приехал за косой Володя (тоже косой), почему-то с еще одним узбеком, надеюсь, водителем, добрый и виноватый. По непонятной мне самой причине я дала ему больше денег, чем он просил - с условием надбавку передать Алишеру.
Вот так узбеки спаивают и развращают своей готовностью работать за гроши наш доверчивый русский народ!"


Сегодня история получила продолжение:
Решилась дать еще один шанс переславским службам быта. Позвонила по найденному в интернете объявлению, договорилась об уборке (поскольку дальние пыльные углы мне по-прежнему трудно мыть, в глазах зеленеет от любого сильного наклона и приходится носить башку как китайскую вазу - а хочется пожить в чистоте).
Дали мне некую женщину Наташу, которая согласилась приехать, но в последний момент выяснилось, что едет не она сама, а ее мама.
"Вы не беспокойтесь, она у меня шустрая, блокадница!"
Признаться, меня озадачила такая реклама - конечно, можно принять эту рекомендацию как пример потрясающей воли к жизни, но все же. Как минимум, это означало, что женщина, которая собирается мыть у меня полы, годится мне в матери. Я, конечно, собиралась сражаться с залежами бок о бок с ветераншей, но в моем мире скорее я должна была бы прийти к ней в дом мыть полы.
Блокадница,  миниатюрная и бойкая бабулька, пришла с внуком, тридцатитрех-летним малохольным парнишей, который немедленно стал подпирать забор. Роль его в мероприятии осталась загадочной - время от времени бабушка робко просила его принести веник или подать тряпку, он нехотя поводил волооким взором и, так и быть, нес. Было видно, что бабушка в него влюблена по уши, рассказала мне. что он у них математик. Я вежливо расспросила, что он закончил, сказал "школу". Я предположила, что он увлекается компьютерами, на что он презрительно сказал "Да ну, тупеть еще от них!" Мой свекор таких метко называл "зять Мижуев".
Бабушка включила турбо-режим и обнаружила большую дотошность, от швабры отказалась и стала проворно залезать во все углы, двигать кровати, протискиваться под душевую кабину, и не прерывая ни на минуту свою деятельность, рассказала мне свою биографию.
Из блокадного Ленинграда ее увезли пятилетней девочкой. Помнит много деталей мирной жизни - полотеров, которые приходили натирать паркет. пока она сидела на диване, дачу в Детском селе. большую квартиру, счастливых маму и папу. Помнит, как они с матерью спали в пальто и валенках и сожгли в доме все, в том числе и этот самый дубовый паркет. Как милиционер в синей форме вынес умершую ночью маму на руках, как их везли в детский дом в Ярославской области."Все были хорошие воспитатели, приучали нас все делать на совесть!" Через много лет ее разыскали, чтоб сообщить, что ее отец (офицер) погиб под Колпиным: "чего б я только не отдала, чтобы увидеть хоть одну фотокарточку мамы или папы!" Но в военном архиве фотографий не было.
Жила она в Переславле, работала на фабрике кинопленки "Славич" (работали в темноте, производство вредное,  зато пенсия раньше). Хвастается дочерьми и зятем - генеральный директор бассейна в Раменском. Простодушно рассказывает, как приезжает мыть после зимы роскошный дом (образцовый! полный сад цветов!) в Раменском. Судя по всему, дочери без нее как без рук.  Летом каждый день бегает в лес, зимой через день удит с внуком рыбу в Плещеевом озере. "Нам, блокадникам, дают путевки бесплатные но я своих детей и внуков ни на денечек не могу оставить - куда они без меня справятся!" Зимой она ночует за 3 тысячи в месяц у женщины, которая боится жить одна. Сидит, вышивает - "вот когда заболею, они будут мои вышивки продавать".
Представляю, как ей, потерявшей семью, сейчас просто невозможно упустить из-под своей опеки хоть одного родного человека. Ее любовь к своим, родным по крови, ослепла от горя и разлуки.
И воображаю, как она развратила этим всех родственников. В какой-то момент позвонила ее дочь - на мой телефон - и стала выяснять, не очень ли надрывается ее сын. Очень волновалась, что ему еще идти 2 километра. Он, говорит, у меня после операции. Как будет идти мать после пятичасовой уборки, ее не тревожило.
Я уважительно спросила внука-Мижуева, что за операцию он перенес. "Кисту из поджелудочной удаляли", сказал он гордо и задрал майку, продемонстрировав мне бледный рубец близ пупка. А когда? - спросила я. "В 2009 году!".
Бабульку пришлось всячески удерживать от желания сделать больше, чем мне требуется - но меня она еще не успела разбаловать, поэтому я просила ее уняться. Я добавила к оговоренным 2 тысячам  еще 500 рублей - за то, что шагали пешком, такси до нашей деревни ехать отказывается. Она едва не прослезилась и, кажется, готова была поясно поклониться. Поскольку она призналась мне, что любит сладкое ("а так я есть не люблю, только воду пить очень люблю"), вручила ей оставшуюся у меня здоровенную зальцбургскую конфету ручной работы, имени какого-то композитора.
И пошли они, солнцем палимы. Что за семья породила на свет эту девочку, которая когда-то глядела с дивана, как натирают паркет, а на старости лет легко и проворно машет тряпкой в чужих домах, вышивает вечерами и не унывает? Когда я вспоминаю свою бабушку Лозинскую (тоже, кстати, разбаловавшую целую армию детей и внуков своей легкостью на подъем и беспечным отношением к трудностям, а уж без веника в руках я ее почти не видела в последние годы), то мне кажется, что и блокадница моя из настоящих аристократов. Последняя из могикан.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments